Днепропетровский национальный исторический музей

Повседневная жизнь Екатеринослава в семейной переписке 1810-х-1820-х гг.

Жизнь города складывается из повседневной жизни его обитателей. Частная жизнь человека, семейные отношения, повседневная жизнь людей прошлого и сегодняшнего времени находятся, как было отмечено на XIX Международном конгрессе исторических наук в Осло (2000), в центре внимания гуманитариев всего мира, основывающихся на общем фундаментальном подходе, согласно которому частная жизнь и понятие «индивидуального» могут быть рассмотрены одновременно и как дискурсы, и как социальные реальности»[1].
С наибольшей полнотой повседневная жизнь человека проявляется в семье, которая, по определению американского педагога нач. XX в. Ф. Адлера, представляет собой «общество в миниатюре, от цельности которого зависит безопасность всего большого человеческого общества» [2].
Насколько интенсивен был ритм городской жизни, каковы были нравы и обычаи горожан, их ценностные ориентиры, привычки, какой моды они придерживались, как проводили свой досуг, как одевались, что ели, пили, о чем говорили — все это и многое другое доносят до нас исторические источники, в том числе памятники письменности личного происхождения, в частности семейная переписка, позволяющая осветить не только выше обозначенные аспекты, но и отношения между членами семьи, роль женщины в семье и в обществе, воспитание детей, экономику семьи, внутренний мир людей, мир их чувствований.
Довольно значительный массив семейной переписки дворян Екатеринославской губернии хранится в Днепропетровском историческом музее им. Д.Яворницкого [3]. Наиболее репрезентативным, как в хронологическом, географическом, так и в тематическом отношениях, в этом массиве является комплекс семейной переписки Нечаевых [4]. Отметим, что часть эпистолярия Нечаевых выявлена и в Никопольском краеведческом музее [5]. Происхождение рода Нечаевых уходит в глубь веков и связывается с именем боярина Федора Акинтьевича Бяконта, выехавшего из Черниговского княжества к великому князю Симеону Гордому с ратью в 3000 человек. Так вот, в генеалогической росписи Ф.А.Бяконта упоминаются Нечай Акинфиевич, Харлампий Нечаев, Юрий Нечаев и т.д. [6]. В энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона персонального упоминания удостоился лишь Степан Дмитриевич Нечаев (1792-1860) — обер-прокурор Святейшего Синода, с которым связана была и екатеринославская ветвь рода Нечаевых. Нечаевы на Екатеринославщине появились в постсечевой период и относятся к местным старожилам. «Родоначальником» екатеринославской ветви Нечаевых можно считать Василия Петровича Нечаева — третьего из четверых братьев Нечаевых (Борис, Гаврила, Василий, Глеб). Выходцы из служилого дворянства, все они были военными. Прах троих старших братьев покоился в ограде Борисоглебовской церкви села Красногригорьевки Екатеринославской губ.[ 7].
Василий Петрович Нечаев служил в Киевском гренадерском полку, вышел в отставку премьер-майором, женился на Лукии Алексеевне Савицкой — представительнице известной в Екатеринославе фамилии Савицких. Нечаевы владели деревнями Лукиевкой и Борисоглебовкой в Екатеринославском уезде той же губернии (ныне Никопольский район Днепропетровской обл.). Родовым имением Нечаевых становится Лукиевка, где строится центральная усадьба. У В.П. и Л.А.Нечаевых был единственный сын Глеб. Именно Глеб Васильевич Нечаев является «знаковой» фигурой екатеринославских Нечаевых. Выпускник Харьковского университета, он был в 1840-1850-е гг. предводителем дворянства Екатеринославского уезда. Некоторое время исполнял обязанности губернского предводителя дворянства, занимался общественной деятельностью, принимал активное участие в подготовке реформы 1861 г.
Именно его переписка с родителями и есть объектом нашего исследования. Эта часть переписки (более 200 писем) составляет одну треть всего сохранившегося нечаевского эпистолярия (всего более 600 писем).
Письма относятся к кон. 1810-х — нач. 1820-х гг. — времени учебы Глеба вначале в Екатеринославе (в классической гимназии), затем — в Харьковском университете. Эта часть переписки имеет целостный характер, так как сохранились письма боих «контр-агентов» — письма Глеба к родителям и письма родителей (отца) к Глебу. Эти письма — ценнейший многоаспектный источник, содержащий информацию о быте горожан, об учебных заведениях, торговле, средствах передвижения, продуктах питания, рационе, одежде, общественной и культурной жизни города того времени, о родственных связях и взаимоотношениях не только Нечаевых и их близких и дальних родственников, но и о генеалогических связях представителей других дворянских семей Екатеринослава и других городов Украины.
Письма Глеба Нечаева — это подробные «отчеты» об учебе, преподавателях, товарищах, друзьях, о состоянии здоровья, бытовых подробностях, отдыхе, родственниках, городских новостях, о выполнении родительских поручений и т.д. В свою очередь, письма отца — это наставления, нравоучения, практические рекомендации, требования и пожелания сыну, как вести себя, что следует ценить в первую очередь, как держать себя с преподавателями и каких друзей выбирать. Письма отца переполнены житейскими советами и новостями из жизни родственников и знакомых. Переписка Нечаевых является своеобразной хроникой повседневной жизни этой дворянской семьи. Живя в имении в Лукиевке, и Василий Петрович, и Лукия Алексеевна часто ездили в Никополь, Екатеринослав, Харьков, Кременчуг, Ромны, Сумы на ярмарки, продавая скот (овец, коров и т.д.). На вырученные деньги с размахом строили усадьбу в Лукиевке. Не жалели денег Нечаевы и на воспитание сына, на его обучение. В Екатеринославе Глеб обучался в пансионе Карла Герна и затем в Екатеринославской классической гимназии, после окончания которой в 1818 г. он поступил на математический факультет Харьковского университета. В письмах из Харькова Глеб подробно пишет о своей студенческой жизни, о нравах, царивших в университете, о своих преподавателях, однокурсниках, репетиторах, о своем быте, о харьковских новостях, отчитывается о выполнении отцовских поручений. Глебу крупно повезло. Его репетитором в первый год обучения в университете был один из интеллектуальных лидеров Харькова того времени Р.Т.Гонорский. Подчеркивая роль образования, знаний в жизни человека, считая, что знания выше и ценнее благосостояния, В.П.Нечаев писал сыну, приводя в пример Р.Т.Гонорского: «Разумник Тимофеевич не имеет вотчин, но и имеет голову и чрез нее-то всегда от всех уважаем и чрез нее-то имеет доброю одежину, доброй стол. Вот что значит образованная голова. Никто и никакой ябедник у него оной не отымит. А имение всему бывает подвержено. Я мог бы тебе указать много невеж богатых, которые в разврате и баловстве росли и после вышли повесы, а другие в нищите безвременно погибли» (ДИМ, Арх-17924). В.П.Нечаев считал, что именно образование — залог будущего благополучия его сына. В подтверждение он передает Глебу свой разговор с С.Х.Контениусом (1748-1830) — известным административным деятелем на юге Российской империи, который особенно высоко ценил знания в области математики и правоведения.
Особое внимание в письмах к сыну В.П.Нечаев уделяет вопросам чести, поведения в обществе. Особенно ценились в семье Нечаевых честность, благородство, вежливость. Осуждались ложь, сплетни, насмешничество, праздность.
Екатеринославская дворянская элита стремилась обучать своих детей в Харьковском университете. Новости этого учреждения быстро доходили до Екатеринослава. Учеба студентов-екатеринославцев становилась достоянием местного общества. Нечаев предупреждал сына: «О хорошем студенте весь город узнает и о ледачем тоже» (ДИМ, Арх-17917), «хороший студент не только слышен в Харькове, он и в Екатеринославе гремит» (ДИМ, Арх-17896). Екатеринославское общество считало Харьков — законодателем мод, «скопищем умов и многих новостей». (ДИМ, Арх-17919). В.П.Нечаев часто поручал сыну различного рода покупки (одежда, головные уборы, ткань, обувь, сани, брички, продукты, предметы роскоши и т.д.). Причем требовал купить самое лучшее, самое модное. Особенно много покупок совершалось на ярмарках — крещенской, вознесенской, троицкой и др., проходивших как в ближайшем от Нечаевых Никополе, так и в Екатеринославе и др. городах, куда Нечаевы обязательно ездили. В период ярмарок заметно оживала жизнь в городе, устраивались балы. Отметим, что в переписке Нечаевых получили освещение балы ярмарочного периода, дворянских выборов, свадебные и др. балы. Главным элементом балов были танцы. Поэтому такое большое значение придает балам в своих письмах к сыну В.П.Нечаев, замечая, что «непоследнее дело учиться и танцовать, оно в публике очень нужное дело» (ДИМ, Арх-17949), «и чрез то люди находят свое щастье» (ДИМ, Арх-17919).
Из сообщений об общественной жизни Екатеринослава особенно интересно сообщение о дворянских выборах 1820 г. (сопровождавшихся балами в дворянском собрании и у предводителя дворянства Д.И.Алексеева), о назначении на различные административные должности в городе. В том же 1820 г. произошла смена губернаторов. Вместо заболевшего И.Х.Калагеоргия, был назначен В.Л.Шемиот.
В том же 1820 г. было в Екатеринославе сильное наводнение. Весь строительный лес был затоплен, «в улицы вода из Днепра подошла. Много … людям причинила убытка. Все по берегу домы затоплены так, что у других и окон не видно» (ДИМ, Арх-17938).
В семейной переписке Нечаевых довольно много информации о персоналиях — екатеринославских дворянах, купцах, представителях других социальных слоев общества. Следует отметить, что такая информация (о персоналиях) содержится и о жителях других городов Украины. Наиболее часто встречаются имена К.Герна, Д.Т.Мизко, В.П.Папчинского, М.Г.Са-ляникова, Л.М.Ильяшенко, Л.Г.Шумакова, И.Шашевского, Радченко, Пилипенко, Бугаевской, Котова, Пчелкина, Чорбы, Д.И. Алексеева, А.Маламы, З.М.Маламы, А.Борзенкова, В.Христофорова, родственников Нечаевых и Савицких и многих других.
Много сведений содержится и о жизни других городов, в частности Никополя, Харькова, Одессы, Херсона, Кременчуга, Елизаветграда и др. Здесь лишь отметим письмо из другого «блока» нечаевской переписки — письмо управляющего А.Зеньковского Глебу Нечаеву, в котором описывается празднование в Одессе 50-летнего юбилея города (22 августа 1849 г.)[ 8].
Как видно даже из довольно сжатого обзора лишь только одной части комплекса семейной переписки Нечаевых, этот епистолярный массив содержит огромный информационный потенциал для изучения повседневной жизни Екатеринослава и других городов Украины пер. пол. XIX в., тендерной истории, внутреннего мира человека, социальной психологии и т.д. Публикация данного источникового комплекса несомненно активизирует исследования в указанных направлениях.

Библиографические примечания:

  1. Тихвинский СЛ. Итоги XIX Международного конгресса исторических наук в Осло//Новая и новейшая история.-2001 .-№ 1.-С. 19.
  2. Там же.-С. 233.
  3. Абросимова СВ. Епістолярна колекція в зібранні Дніпропетровського історичного музею //Музей і майбутнє. Дніпропетровськ, 1998.-С. 44-50.
  4. Она же. Приватне листування катеринославського дворянства XIX століття: (До питання джерелознавчого дослідження епістолярних пам’яток)//Південна Україна ХУШ-ХІХ століття.-Запо-ріжжя, 1999,-Вип. 4 (5).-С. 115-124.
  5. Анцишкін І.В. Листи з архіву Г.В.Нечаева, як джерело з історії південно-східної України XIX ст.//Музей на межі тисячоліть: Минуле, сьогодення, перспективи. Дніпропетровськ, 1999.-С. 65-67.
  6. Чернопятов В.И. Дворянское сословие Тульской губернии.-Т.Ш. Родословец. Материалы. Ч. VI.-М., 1909.-С. 16. 412-417.
  7. Река времен. Русский провинциальный некрополь: Картотека Н.П.Чулкова из собрания Государственного литературного музея.-М., 1996.-Т. 4.-С. 284.
  8. Абросимова СВ. Торжества 1849 года в Одессе глазами очевидца//Летопись Причерноморья: Литература, история, археология, нумизматика.-Херсон, 2001.-№ 5.-С. 75-77.

Автор: Абросимова С.В. — ведущий научный сотрудник ДИМ, к.и.н.

Джерело: Музей і місто: музеєзнавчі аспекти збереження і відтворення своєрідності міської культури. (Матеріали обласної наук. конф., присвяченої 225-річчю м. Дніпропетровська). – Дніпропетровськ, 2003. – 134 с.


Hosting Ukraine Creative Commons