Днепропетровский национальный исторический музей

История дома Инзова

Опекунская контора. Памятник архитектуры п.п. ХІX в.
В центре Днепропетровска, на его главном проспекте, в ряду зданий, несущих память о разных эпохах, стоит дом, о котором с уверенностью можно сказать, что он один из старейших. Горожане называют его Домом Инзова, а в последние годы и Литературным музеем. О Доме-Памятнике, его удивительной истории и устремленных в будущее планах и мечтах, этот рассказ.
История эта началась в далекие и драматические для Украины, для запорожского казачества времена. После уничтожения Казацкой республики и присоединения к Российской империи земель Нижнего Поднепровья и Причерноморья власти щедро раздаривали земельные наделы дворянам, создавали иностранные земледельческие колонии, насильственно переселяли сюда селян из многих северных губерний.
Шло интенсивное заселение края. На вольные земли легла “неправедная власть” империи и ее “законов гибельный позор” (Пушкин).
В украинских степях в те времена селились многочисленные выходцы из Белоруссии, Польши, Чехии, Сербии, Германии, Греции, Албании, Болгарии, Венгрии, в связи с чем в 1797 г. была образована Экспедиция государственного хозяйства, опекунства иностранных и сельского домоводства, а в 1800 г. для управления колониями Новороссийского края (территория Екатеринославской, Херсонской и Таврической губерний) была создана подчиненная Экспедиции Контора опекунства новороссийских иностранных поселенцев.
В ее ведении находились переселенческие колонии, создавать которые начала еще императрица Елизавета, но размах м развитие тенденция приобрела при Екатерине ІІ и в последующие годы первой половины ХІХ ст. Разместилась Контора опекунства в юном Екатеринославе.
На улице Большой (ныне пр. Карла Маркса, 64) для строительства ее здания был выделен земельный участок, на котором, между 1810 и 1812 гг. и сооружен одноэтажный дом в стиле классицизма. Строительство осуществлено по одному из образцов, взятому из циркулярно утвержденного альбома «Собрания фасадов» 1809 года.
Свободно поставленное на большом участке, в соответствии с принятым в те времена принципом усадебного домовладения, здание имело открытыми все четыре фасада и окна на четыре стороны. Его окружали большой сад и двор с флигелями, с хозяйственными и служебными постройками. Двор, по всей вероятности, в те годы по периметру был обнесен забором, а у ворот размещалась полосатая будка охраны. Историк архитектуры пишет: «Несмотря на сдержанность и простоту безордерного решения фасада, дом репрезентативен.
Парадность классической композиции достигнута четким ритмическим построением, а также выделением деталей цветом. Композиционная схема построения главного фасада заключается в акцентировании центра с помощью небольшого ризалита со ступенчатым аттиком. Оконные проемы обрамлены выделенными цветом наличниками. Главным фасадом здание выходит на проспект.
В его композиционном решении соблюдено присущее классицизму правило нечетного количества окон (пять). Боковой фасад более протяженный: в нем сделано шесть оконных проемов. Декоративное решение всех фасадов идентично. Исторический, сохранившийся неизменным, вход в здание расположен в центре ризалита дворового фасада. Внутренняя планировка – анфиладная. Интерьеры не сбереглись в той мере, которая позволила бы говорить о характере их архитектурного решения и отделки, однако найденный в ходе исследований фрагмент лепного карниза позволил произвести его реконструкцию» [13, 7].
Самое раннее упоминание о Доме на картах Екатеринослава обнаружено историком архитектуры В.С.Старостиным [12]. На плане города, который датирован январем 1806 г., под №28 появляется “Заложенная каменная контора Опекунства иноземных поселенцев” (на этом же плане позднее слово “заложенная” зачеркнуто, а сверху написано “построенная”). Большой удачей для воссоздания истории дома и поводом для научных дискуссий стали найденные в Днепропетровске и Петербурге чертежи здания 1818 (предположительно) и 1827 годов.
Первый: „На построение конторы Екатеринославских иностранных поселенцев”, найден в фондах Днепропетровского исторического музея им. Д.И.Яворницкого [6, л.1-2]. Он создан не ранее 1818 года (судя по водяным знакам на бумаге) и подписан екатеринославским архитектором (городским и губернским) Н.П.Насеткиным. Изображенное на этом чертеже здание значительно отличается от существующего. На проекте – более масштабное строение с высоким цоколем, иным оформлением фасадов и количеством окон. Есть основание предполагать, что этот чертеж создан в 1818 г. в связи с реорганизацией, укрупнением Новороссийской конторы преобразованием ее в Попечительный Комитет. Очевидно, именно тогда появилось желание построить новое, более представительное здание, для которого разработали эффектный проект. А не осуществлен он был, вероятно, из-за того, что уже в 1820 г. «главный офис» вновь созданного Комитета переместился в Кишинев. Впрочем, может все было иначе. Научные поиски в этом направлении продолжаются. Бесспорно лишь то, что существующее здание построено по иному проекту, который нужно было попытаться найти.
И здесь исследователям невероятно повезло. В конце 1980-х днепропетровский историк, преподаватель госуниверситета Е.А.Чернов и его студенты во время летней историографической практики в Ленинграде обнаружили в Историческом архиве (ныне РГИА) чертеж дома, созданный в декабре 1827 г. и имеющий следующее название: «План и фасад каменному дому для конторы иностранных поселенцев в губернском городе Екатеринославле, сочиненный в строительном комитете» [7, л.1].
На нем изображены дворовой фасад и план первого этажа здания эпохи классицизма. Нашему взору представлено одноэтажное сооружение на небольшом цоколе, с двумя небольшими ризалитами и с фронтонами на главном и дворовом фасадах. Входные двери со двора. Скромная облицовка окон. Достаточно легко узнаваемый план. Без сомнения, это тот самый дом, в котором ныне разместился литературный музей (правда, еще без второго этажа). Чертеж, судя по всему, создан с целью отчета перед Коллегией иностранных дел и тогда же отправлен в Петербург. Этот документ стал для нас бесценным источником в ходе изучения дома-памятника, воссоздания его истории.
В последующем была получена дополнительная информация о конструкциях здания. Фундаментом для него стали массивные гранитные камни – осколки взорванных скал у Монастырского острова, которые первоначально предполагалось использовать на строительстве Преображенского собора. Кирпич, из которого построен дом, был взят с недостроенного дворца князя Потемкина. В коллекции литературного музея хранятся образцы осколков гранита, кирпичи (один из них с клеймом «Вера», стал для нас символом в трудные годы), а также гвозди ручной ковки, соединявшие деревянные конструкции здания. Нашелся ответ на вопрос относительно даты на чертеже. Именно в 1827 г., как свидетельствуют мемуары очевидца А.М.Фадеева, из Петербурга в Екатеринослав приехали с ревизией два чиновника. Они то, судя по всему, наряду с другими документами увезли, как отчетный документ, и обмерный чертеж здания Конторы Опекунства.
Опекунская контора. Деятели.

Самуил Христианович Контениус.

Первым руководителем Новороссийской конторы иностранных поселенцев был статский советник Самуил Христианович Контениус (дата рождения неизвестна — 1830). Влиятельный государственный деятель, он имел широкие полномочия в создании и развитии колоний. Вошел в историю Украины и как основатель тонкорунного овцеводства, которое на многие десятилетия стало основной отраслью сельского хозяйства на юге.
Создал Екатеринославское помологического общество и одно из лучших в стране училище садоводства, с помощью которых пропагандировал и распространял в крае высококачественные сорта плодовых деревьев (издал специальный указ, по которому все колонисты обязаны были приобретать саженцы привитых плодовых деревьев и сажать в своих садах). Краевед. В 1809 г. исследовал историю екатеринославской суконной мануфактуры. Собранные им материалы имеют большое значение для истории промышленности юга Украины. Талантом и трудолюбием приобрел высокую оценку у современников.

Андрей Михайлович Фадеев (1789 – 1867)
С 1815 г. младшим товарищем главного судьи, а с 1818 начальником канцелярии Попечительного комитета об иностранных поселенцах был Андрей Михайлович Фадеев (1789 – 1867). Государственный и общественный деятель, в Екатеринославе он был и активным участником становления и развития Помологического общества. Здесь же началась его публицистическая деятельность. В последующие годы Фадеев занимал высокие должности главного попечителя кочующих народов в Астрахани, был управляющим Палатою государственных имуществ, затем губернатором в Саратове. С 1846 и до конца жизни – руководитель экспедиции государственного имущества Закавказского края в Тифлисе (Тбилиси). Фадеев оставил свой след и в мемуарной литературе, написав в последние годы жизни обширные воспоминания, ставшие ныне важным историческим источником. Вот каким он увидел наш город двести лет назад:
“Екатеринослав тогда представлял более вид какой-то голландской колонии, нежели губернского города. Одна главная улица тянулась на несколько верст, шириною шагов в двести, так что изобиловала простором не только для садов и огородов, но даже и для пастбища скота на улице, чем жители пользовались без малейшего стеснения. На горе красовались развалины Екатерининского собора и Потемкинского дворца. Я застал его уже с поврежденною крышею, без окон, без дверей; одна комната была завалена бумагами, составляющими потемкинский архив при управлении его Новороссийским краем. Никто об этом архиве не заботился и даже при дворце не находилось ни одного караульного…Через несколько лет этой груды бумаг, в которой, без сомнения, нашлось бы много любопытного, уже вовсе там не существовало, а только клочки их валялись, рассеянные по саду, окружающему дворец. …Общество в Екатеринославе, за исключением двух-трех личностей, было весьма первобытное… помещики, проживавшие в городе, были почти все вышедшие в дворянство или достигшие значения по своему состоянию, из приказных, откупщиков, подрядчиков, лакеев и всякой челяди потемкинской и его фаворитов. Обхождение многих помещиков с их людьми было самое бесчеловечное. Образ их жизни был самый забулдыжный: карты, обжорство, пьянство, пустая болтовня и сплетни занимали их все свободное время” [14, 42 — 43].
Автор этих воспоминаний был главой уникальной семьи, давшей отечеству три поколения выдающихся государственных и общественных деятелей, ученых и писателей. Его жена – Е.П.Долгорукая (в замужестве Фадеева) – одна из самых образованных женщин своего времени, ученый-природовед, коллекционер. Его дети: известная писательница Е.А.Ган; генерал, военный историк, публицист Р.А.Фадеев; общественный деятель, известный коллекционер Н.А.Фадеева. Его внуки: всемирно известная исследовательница, писательница, создатель Международного теософского общества Е.П.Блаватская; детская писательница В.П.Желиховская; государственный деятель, министр-реформатор С.Ю.Витте.

Иван Никитич Инзов (1786 – 1845)
В 1818 г. Новороссийская контора иностранных поселенцев была преобразована в Попечительный Комитет о колонистах Южного Края России (в источниках мы находим и другие его названия: Попечительный Комитет иностранных поселенцев южного края России Комитет попечительства о колонистах южного края, Попечительный Комитет колонистов южного края России, Попечительный комитет об иностранных поселенцах южного края России), с тремя отделениями: Екатеринославским, Одесским и Бессарабским.
Главным попечителем и председателем Комитета был назначен генерал-лейтенант И.Н.Инзов. Именно с этого времени здание стали называть Домом Инзова, Инзовской канцелярией.
Иван Никитич Инзов (1786 – 1845) – государственный деятель, генерал-лейтенант, герой Отечественной войны 1812 года. Выходец из знатного (по легенде — царского) рода. Получив блестящее воспитание и образование, в семнадцать лет начал военную службу. Участвовал во многих походах. В тридцать в чине подполковника командовал полком, участвовал в суворовских походах. В 1812-ом – боевой генерал, начальник дивизии. За отвагу и полководческое искусство был награжден многими высокими орденами и медалями.
В 1818 генерал-лейтенант возглавил Комитет и в последующие годы сделал немало для оказания помощи переселенцам в их обосновании на новом месте. В 1820 году в Екатеринославе состоялась первая встреча Инзова с Пушкиным, в судьбе которого генерал сыграл важную роль.
В том же году главный попечитель и председатель Комитета, сохранив должность, получил новое назначение и стал полномочным наместником Бессарабского края, в связи с чем переехал в Кишинев. И здесь многое делал для помощи нуждающимся. Особенно заботился о переселенцах из Болгарии, бежавших от турецкого ига: отводил земли, освобождал от налогов, выдавал зерно. Основал для переселенцев новый город, названный Болградом, где построил церковь, школу, больницу. Добротой и человеколюбием, умом и доброжелательностью оставил о себе неизгладимую память среди переселенцев, которую и ныне хранят их потомки.
В мае 1820 г. в Инзовской канцелярии неоднократно бывал русский поэт Александр Сергеевич Пушкин (1799 – 1837), служивший в тот период в Коллегии иностранных дел и направленный в Екатеринослав из Петербурга на службу в Попечительный комитет. Генерал Инзов не обременял поэта служебными обязанностями, что позволило ему поселится в старом казацком селе Мандрыковка близ Екатеринослава. Здесь, на берегу Днепра, он стал свидетелем бегства из-под стражи двух закованных в ножные кандалы каторжников и их спасения от преследователей. Невероятное событие, в подлинности которого поэт убеждал своих читателей многие годы, легло в основу поэмы „Братья разбойники”. Екатеринославским событиям посвящены также несколько писем поэта, статья „Опровержение на критики”. Но не только.
Многими иными нитями поэт с нашим краем. На Приднепровье служил комендантом Новобогородицкой крепости, здесь же похоронен пращур Пушкина А.И.Ржевский. В Екатеринославе жили его родственники – Павлищевы. Здесь же более ста лет простоял принадлежавший Пушкину и его семье памятник Екатерине ІІ. И последнее: до конца жизни поэт хранил в своем личном архиве карту Екатеринославской губернии, изданную в 1821 году.
В 1834 произошло новое преобразование Попечительного комитета. Его подразделения-конторы упразднялись, штаты сокращались, а сам Комитет во главе с генералом Инзовым и небольшим количеством сотрудником переводился в Одессу. В связи реорганизацией канцелярия Комитета в Екатеринославе была закрыта. А в 1845 году, после смерти И.Н.Инзова, Попечительный комитет был распущен и прекратил свое существование.

Очаг провсещения.
Следующий этап жизни Дома Инзова на сто с лишним лет связан с историей просвещения на Приднепровье. В середине 1830-х годов (по некоторым источникам в 1837 г.), после ликвидации екатеринославской конторы Попечительного комитета, участок перешел в собственность Министерства Народного Просвещения (был куплен за 12.000 руб.). В зданиях (основном и дворовых) разместилось Екатеринославское уездное училище. В 1877 г. оно было преобразовано в трехклассное городское училище с ремесленным отделением.
13 февраля 1883 г. в здании училища, благодаря его инспектору М.И.Павленко, были открыты первые публичные чтения созданной при Обществе опеки о женском образовании Комиссии народных чтений. В тот день здесь собрался весь высший свет города: архиепископ Феодосий, губернатор, все должностные лица и именитые горожане (всего 177 человек).
К 1886, когда количество учеников в училище достигло двухсот и его строения (как основное, так и вспомогательные, дворовые) уже не могли выполнять в полном объеме своих функций, екатеринославская городская дума приняла решение о надстройке второго этажа дома. Оно было надстроено между 1886 и 1890-м, что дало возможность превратить трехклассное училище в четырехклассное. Отметим, что достройка была произведена так тактично, что здание сохранило внешний облик и все характерные особенности архитектуры классицизма.
В 1901 г. в Доме Инзова разместилось 1-е Екатеринославское Высшее Правительственное Начальное училище Министерства народного образования. В начале века в здании размещалось также и Литературно-артистическое общество им. Н.В.Гоголя. В 1910-м ежегодник «Весь Екатеринослав» дает о доме следующую информацию: «Городское четырехклассное училище (Проспект, близ Почты, собственный дом). При училище имеется класс ручного труда для учеников (работы по дереву), вечерний класс рисования и черчения для мастеровых и рабочих. Педагогические курсы для подготовки учителей начальных классов. Время занятий с 8 ? часов утра до 2-х часов дня».

Николай Степанович Погребняк
С 1908 г. и до революции (по другой версии с 1909 по 1914), после окончания Миргородской художественно-промышленной школы здесь работал преподавателем графических искусств ученик А.Сластиона, известный украинский художник-живописец Николай Степанович Погребняк (1885 – 1965). Активный член екатеринославской «Просвіти», он внес важный вклад в историю украинской книги. Оформлял и иллюстрировал книги Дмитрия Яворницкого, Ивана Трубы, Ивана Рудченко, а также журнал «Зоря», сборники народных песен и сказок. Любовь и талант вкладывал в книжки и учебники для детей. Многие годы преподавал в Днепропетровском художественном училище.
Художник вошел в отечественную культуру как автор жанровых картин, пейзажей, среди которых его полотна «После дождя» (1912), «На Киевщине» (1913), «Вечер» (1937), «Метелица» (1945). Собрал уникальную коллекцию образцов украинского орнамента (ныне в собрании Днепропетровского художественного музея).

Михаил Аркадьевич Светлов (1903 – 1964)
В училище получил начальное образование русский поэт, наш земляк Михаил Аркадьевич Светлов (1903 – 1964). Журналист Михаил Сосновин вспоминает: «Уроки русского языка и литературы в училище, носившем название Екатеринославского высше-начального, были самыми любимыми. Но однажды урок оказался необычным. Учитель, как всегда, одетый по форме – в зеленую диагоналевую тужурку, прочел нам небольшое стихотворение и предложил определить, ямбом или хореем написано оно. – Когда ответите на мой вопрос, скажу, кто написал… – сказал учитель. Эпизод этот запомнился навсегда потому, что автором стихотворения был будущий создатель «Гренады», тогда старшеклассник училища Михаил Светлов.
Так открылось, что худощавый мальчик, который лихо спрыгивал на ходу с подножки трамвая, торопливо, перед самым звонком, сбрасывал с себя в раздевалке черную шинель, немного озорной, как все мальчишки в четырнадцать лет, пишет стихи. Шел семнадцатый год» [8, с. 89].
Печататься Светлов начал в 1917. «Революции красная тень на безусом лице подростка» способствовала появлению поэмы «Екатеринослав», ряда стихотворений в газетах «Звезда», «Голос Солдата», а также работе заведующим отделом печати Екатеринославского губкома КСМУ и редактором комсомольского журнала «Юный пролетарий». Способствовала она и сотрудничеству с поэтами Михаилом Голодным и Александром Ясным. Первый сборник – «Рельсы» (1922), затем – «Стихи о Ребе» (1923) и другие. В 1920-е создал получившие широкую популярность стихотворения «Двое», «Рабфаковке», «Теплушка», «Я в жизни ни разу не был в таверне…», «Пирушка», «Маленький барабанщик», «Гренада», «Песня о Каховке». Позже появились иные стихи – «Слепцы», «Итальянец», а также пьесы «Глубокая провинция», «Сказка». Итогом сложной творческой биографии поэта стала книга «Охотничий домик» (1964).

Валерьян Петрович Пидмогильный
В 1920-х годах в Доме Инзова разместилась Украинская школа им. Ивана Франко и курсы украинознавства. Здесь в 1919 –20-м годах преподавал математику юный Валерьян Петрович Пидмогильный. Этот факт установлен исследователем, писателем, краеведом Н.П.Чабаном. Приводим целиком справку, подготовленную им 14.03.1998 г. для литературного музея: «Видатний український письменник і перекладач, наш земляк Валер’ян Петрович Підмогильний (1901 – 1937), як свідчить його автобіографія 1924 р., у 1919 – 1920 роках учителював у самому Катеринославі і повітах (“Літературна Україна”, 31 січня 1991 р.). З тієї ж публікації дізнаємося: “Одночасно я став учителювати як викладач математики. 1920 року я був відряджений до м. Павлограда…” Як свідчать листи В.Підмогильного до поета Трохима Романченка (1880 – 1930), у жовтні 1920 року В. Підмогильний ще викладав у Катеринославі.
Листи до Т.Романченка зберігаються у відділі рукописів Інституту літератури ім. Шевченка у Києві (фонд 46) і опубліковані мною в журналі “Бористен”, 1993, №2., с.6-7. За листами В.Підмогильного можна визначити, що в школі, де він викладав, навчалася донька Трохима Романченка Олена. У тому ж фонді Інституту літератури зберігається чернетка листа Трохима Романченка до В.Підмогильного від 15 липня 1929 року, де міститься таке істотне для нас свідчення: “Бачив Вашого останнього портрета і Ви так змінилися проти того, коли я Вас бачив, що трудно і взнати. Це каже і моя дочка, яка Вас знала по школі імені Франка, де Ви учителювали”. Тепер – про те, де знаходилася школа імені Франка. У катеринославському часопису “Споживач” (№11, 8 липня 1920 р., с.24-25) розповідається про намір організувати курси українознавства: “Курси розпочнуться 10-го липня в помешканні 91-ої української школи імені Івана Франка, що між Поштою та Асторією. Напевне, з цього можна зробити виснавок, що школа імені Франка знаходилася в будинку, який ми тепер називаємо “будинком Інзова”. Таким чином, треба вшанувати пам’ять про Валер’яна Петровича Підмогильного, який учителював у школі імені Франка, меморіальною дошкою. Микола Чабан, член Спілки письменників України».
Валерьян Пидмогильный был великолепно образован, глубоко знал историю европейской культуры, литературы, философии. Стал одним из первых на Украине представителей «философии существования» – экзистенционализма. Писать начал еще в детстве, помещая свои рассказы в школьном журнале под псевдонимом „«Лорд Листер». В 1-м Екатеринославском реальном училище (ныне один из корпусов Днепропетровского национального университета на пр.К. Маркса, 36) был учеником известного литературоведа, фольклориста, переводчика П.А.Ефремова. Учился на математическом факультете Екатеринославского университета, однако из-за отсутствия жизненных средств оставил обучение.
1919-1920 годах работал в губернском отделе народного образования, занимая должность секретаря секции художественной пропаганды, преподавал в Екатеринославе и Павлограде. Публиковал свои произведения в литературно-научном и педагогическом сборнике «Січ», сборнике «Вир революції». В 1920 г. в «Українському видавництві» вышла первая книга блестящей психологической прозы молодого писателя, названная им «Твори. Т. 1». В 1920- ые были написаны также „Повстанці”, „Іван Босий”, „Проблема хліба”, „Третя революція”. Среди лучших произведений Пидмогильного романы „Місто” (1928), „Невеличка драма” (1930), „Повість без назви” (1934).
На взлете, когда гений Пидмогильного только набирал силу, началась травля и гонения писателя. Уже в 1930 критика называет его произведения «чуждыми революционной действительности». Его отстраняют от литературного процесса, лишают возможности публиковатся, а в 1934 арестовывают вместе с другими писателями литературной организации „Ланка” (позже – „Марс”).
3 ноября 1937 года, в ознаменования 20-летнего юбилея революции, он вместе с многими представителями украинской творческой элиты был расстрелян на Соловках как враг народа. В 1930-е годы в здании размещалась профессионально-техническая школа «Металлист», затем Еврейский машиностроительный (по другим источникам – политехнический), позже – металлообрабатывающий техникум.
В послевоенные годы в здании и принадлежащих ему дворовых постройках располагалась строительная школа №1 областного управления трудовых резервов. В 1949 на его фасаде была укреплена мемориальная доска, посвященная А.С.Пушкину. В 1963 г. ее заменели на новую, бронзовую в виде медальона (скульпторы С.А.Огий и Г.П.Левчук). С 1950-х и до начала 1970-х в здании размещалось фабрично-заводское училище, позже переименованное в строительное профтехучилище №5. Затем – Производственное объединение гостиничного хозяйства Днепропетровска, позже – Днепропетровское горжилуправление (до 1988).
8.08.1970г. решением исполкома Днепропетровского областного Совета депутатов трудящихся № 618 дом взят под охрану государства как памятник истории. Охранное обязательство № 1525 от 1.09.1971г.

Литературный музей.
В 1970-е в среде учителей и краеведов возникла идея создания в Днепропетровске литературного музея и размещения его в доме-памятнике. Авторами письма-обращения к городским и областным властям стали учителя-словесники В.Е.Сандриков и Е.Я. Биржак. Идею поддержал Исторический музей им. Д.И.Яворницкого и его директор А.Ф.Ватченко. 24.02.1982 г. Днепропетровский горисполком принял решение о создании в здании по пр. Карла Маркса, 64 литературного музея.
В 1983 г. на базе Днепропетровского исторического музея им. Д.И.Яворницкого был создан научно-исследовательский и экспозиционный отдел литературы. Руководителем отдела была назначена Е.В.Аливанцева. Научными сотрудниками стали Н.Е.Василенко, И.В.Мазуренко и чуть позже С.Н. Каспир-Мартынова (в этом же составе научный коллектив литературного музея работает и сегодня, двадцать пять лет спустя!). В последующие годы успешно шли научные изыскания, сбор коллекций, подготовка экспозиционной документации. Но с домом для литературного музея были большие сложности. В 1987 г. Днепропетровский облисполком подтвердил намерение городских властей создать в здании-памятнике музей литературы края (решение от 13.06.1987).
А в 1988 г. горжилуправление наконец освободило здание и дом был передан на баланс Исторического музея им. Д.И.Яворницкого (решение горисполкома от 13.01.1988). Однако, уже не имея на руках балансовые документы, но еще не получив ключи от здания, музей в первый раз едва не потерял его: Бабушкинский райисполком своим внезапным решением вознамерился разместить в освобождающемся здании районную прокуратуру и отделение КГБ. За дом пришлось сражаться. Идею музея удалось отстоять, и сразу же архитекторы приступили к обследованию дома-памятника. Комплексные историко-архитектурные и инженерные изыскания провели ведущие специалисты киевского института «Укрпроектреставрация» под руководством В.И.Маркиза.
Историю дома воссоздавали вместе с научными сотрудниками музея, работая в архивах по всей стране. Пока в доме шли натурные изыскания, пришла новая беда: городские власти «временно, на один-два месяца» разместили в Доме Инзова вновь сформированный Городской центр досуга населения «Вдохновение». А еще через две недели это «вдохновение» обманом (для музея, но не для властей!) открыло в доме видеосалон с обычным для тех лет скверным репертуаром. Следующим шагом со стороны «организаторов досуга населения» было, как выяснилось, – вытеснить из здания создающийся музей и захватить дом. За дом пришлось сражаться во второй раз.
Время это было для Исторического музея сложное. Директора менялись каждые два-три месяца, порой на этот пост приходили случайные люди, не испытывающие интереса к созданию литературного музея. Походы в кабинеты власти результата тоже не давали (формально чиновники поддерживали проект, а фактически…) Очередным директором Исторического музея в те драматические его времена стал полковник, бывший афганец Н.А.Сологуб. Человек нравственный, в один из дней он, купив билет, побывал на сеансе в видеосалоне. Какой фильм он смотрел не известно, но на следующее утро солдаты из гарнизонной комендатуры сорвали в здании полы, и это оказалось единственным способом закрыть видеосалон. Благодаря Н.А.Сологубу создающийся музей был вновь спасен.
Специалисты продолжали работать. Главной задачей был в те годы сбор и пополнение коллекции для создающегося литературного музея. Небольшая по объему, но великолепная по качеству, она уже существовала, благодаря Д.И.Яворницкому и сотрудникам старших поколений, в фондах отца-создателя – Исторического музея. Но для того, чтобы развернуть полноценную литературную экспозицию, этого было недостаточно. В 1980- 90 е годы научные сотрудники создающегося литмузея побывали у многих писателей Приднепровья и у родственников тех из них, кого уже не было среди живых; написали сотни писем по всему свету, ездили в командировки по стране, разыскивая всех, кто прямо или косвенно связан с краем, его культурой и литературой.
В серьезность намерений специалистов постепенно поверили, и музей стал получать рукописи и документы, фотографии и личные вещи писателей и поэтов, фольклористов и литературоведов, журналистов и деятелей театра. В те годы были найдены средства и приобретены редчайшие издания на аукционах, получены бесценные подарки от коллекционеров, найдены и вывезены из обменно-резервных фондов библиотек Москвы, Ленинграда, Киева, Харькова, Львова, Одессы сотни раритетных изданий, казалось, давно утерянных или уничтоженных, но каким-то чудом сохранившихся под многолетним слоем пыли в запасниках и кладовках больших библиотек. Здесь следовало бы перечислить хотя бы часть возвращенных на Приднепровье коллекционных литературных материалов, но перечень грозит быть слишком большим. Отметим лишь, что сегодня коллекция насчитывает свыше двадцати тысяч экспонатов и собрана по всему белому свету от России и Белоруссии до Канады, Англии и Австралии.
Важной задачей было и остается фундаментальное изучение истории литературы и культуры края, систематизация всех полученных в ходе исследований знаний, создание научной документации музея. Одна за другой создавались и отвергались его научные концепции. И, наконец, родилась идея достойная неповторимой, поэтической и трагической истории литературы Приднепровья. Была создана новая научная концепция: литературный музей в форме литературного произведения (по жанру – романтическая поэма). Специалисты разработали для экспозиции-поэмы сюжет, композицию систему образов. Повествование об истории литературы края отдали лирическому герою поэмы-экспозиции – Поэту. Концепция получила высокую оценку специалистов и была утверждена. Главное было сделано: коллекция собрана, научная документация подготовлена. Но оставалось третье, как оказалось, самое трудное: Дом. В конце 1980-х начале 1990-х было создано несколько вариантов проектно-сметной документации на ремонт-реставрацию Дома Инзова.
Первый проект, к сожалению, был выполнен формально, без учета исторической ценности здания и его нового назначения. Второй разрушал историческую планировку интерьеров здания-памятника, создавал надуманное автором пространство. Третий проект и вся проектно-сметная документация были созданы в институте «Днепрожилремпроект» (ведущие архитекторы С.А.Олейник и И.Я.Федоренко, главный инженер Ф.А.Ибрагимов). Этот проект был принят и утвержден к работе.
Экономические условия, в которых в тот период существовали учреждения культуры, были невероятно трудными. Финансирование ремонтно-реставрационных работ литературного музея осуществлялось урывками. Средства выделялись мизерные, подрядные строительные организации были слабыми. Работы шли медленно, часто и надолго останавливались. Порой ситуация становилась просто отчаянной. Долгострой на центральном проспекте города раздражал городские и областные власти, и в их кабинетах серьезно рассматривался вопрос о передаче здания иному хозяину. Да и охочих получить этот дом было не мало, и имена у них были громкие. В конце 1996 года обл- и горисполком тайно подготовили полный пакет документов на продажу здания-памятника с аукциона. И тогда за дом пришлось сражаться в третий раз. Эта, третья битва, как в классической сказке, оказалась самой тяжелой. Но и в третий раз музей «Литературное Приднепровье» удалось отстоять.
В начале 1998 было принято решение о поэтапном открытии литературного музея. Обладминистрация выделела небольшие средства, которые позволили отремонтировать фасад здания, завершить отделочные работы на первом этаже и создать экспозицию в одном из залов. 24 мая 1998 г. музей “Литературное Приднепровье” был открыт для посетителей выставкой «Страницы литературной истории края».
Выставка представляла собой четыре портрета писателей, показанных через призму их кабинетов (миниатюрный «походный» кабинет Е.А.Ган конца 1830-х гг.; редакционный кабинет А.И.Егорова, который в 1880-е гг. издавал в Екатеринославе газету «Степь»; импровизированный кабинет юного поэта Д.Б.Кедрина 1920-х; «запечный кабинет» в сельской хате писателя-студента О.Т.Гончара конца 1940-х гг.). Уже в первые месяцы работы были освоены и превращены в выставочные еще три зала первого этажа. Однако основной экспозиции не было. Она должна была разместиться на втором, оставшимся не отремонтированным, этаже здания. Это обстоятельство создало прецедент, когда экспозиционная площадь в 240 кв. м второго этажа должна была оставаться закрытой, ждать своего времени. И тогда незавершенный второй этаж, поразмыслив, специалисты сделали экспериментальной зоной музея (музейным полигоном) и открыли для посетителей через несколько месяцев выставкой молодых художников и поэтов, тем самым превратив проблему в своеобразную особенность.
Вместе с новым директором Исторического музея Н.И.Капустиной разработали программу деятельности в необычных, по сути, экстремальных условиях. Надеялись, не надолго. Оказалось – на годы. Таким образом в течение уже десяти лет второй этаж здания выполняет функции музейной лаборатории. Он стал местом создания экспериментальных выставок и проведения различных культурологических акций. Гостями выставок и тематических вечеров второго этажа были члены правительств и дипломаты, известные писатели, музыканты и художники, которым чаще всего нравится эта авангардная атмосфера. Обстоятельства судьбы музея «Литературное Приднепровье» сыграли значительную роль в развитии ряда форм его работы, особенно выставочной и научно-просветительной Литмузей проводит в год 20 – 25 выставок и до 70 – ти разнообразных научно-просветительных мероприятий.
За десять лет работы создано свыше 300 литературных и культурологических экспозиций, проведено свыше восьмисот литературных и музыкальных вечеров, встреч с писателями, презентаций книг и творческих проектов. Этапными стали выставки, посвященные Т.Шевченко, В.Пидмогильному, И.Манжуре, М.Волошину, В.Домонтовичу, А.Пушкину, Г.Мазуренко, И.Сокульскому, О.Гончару, приднепровским сказкам, альманаху «Пороги», деятелям культуры конца ХІХ- начала ХХ ст. и 1960-х. Создана большая серия выставок, рассказывающая о художниках, фотохудожниках, народных мастерах Приднепровья. Одной из важных тем деятельности музея стало детское творчество, творчество молодых. Научный отдел, созданный двадцать пять лет назад, развивает традиции, заложенные еще в 1983 – 98 годах.
Но в последние годы выставки и тематические мероприятия стали более разнообразными и сложными. Сохранив приоритет программных литературных экспозиций, музей создает сегодня выставки во всем культурологическом спектре, тематической палитре. Концептуально важной для создателей особенностью многих из этих проектов было соединение, синтез разных видов искусств, создание экспозиций-мистерий, наполненных разнообразными экспонатами, многие из которых приобретают необходимое авторам не только историческое, литературное, мемориальное, но и, главное, символическое звучание. Тематические встречи и вечера также приобрели завершенную форму спектаклей, действ, своего рода музейных мистерий. В подготовке и проведении таких мероприятий, как правило, задействовано множество возможностей: — тематическая выставка, в контексте которой проходит действо; — литературный текст, как обязательная составляющая мероприятий литературного музея; — музыка, как важнейший элемент; — элементы драматургии и хореографии; — использование звуковых, световых и видеоэффектов; — антураж (инсталляции, дизайн-решения и приемы); — присутствие героя (героев) действа. Этот компонент едва ли не важнейший в в концепции музейных мистерий. Героем может быть и писатель, и свидетель событий, и литературный персонаж, и музейный сотрудник. Для музея «Литературное Приднепровье» особо важным является авторство специалиста, возможность научной и творческой самореализации музейщика.
В музее постоянно работают несколько творческих студий, клубов, кружков, часто проводятся культурологические семинары и круглые столы (особенно активны среди них литературная студия «Лілея», клуб молодых-писателей фантастов, философский клуб). Роботу с молодыми музей считает приоритетной во всех сферах деятельности, создавая им максимально комфортные условия для самореализации. Сложился прекрасный творческий диалог с Национальным Союзом писателей Украины, творческими объединениями Приднепровья, библиотеками, вузами и школами. Несомненным успехом музея стала способность не только выжить, но и заявить о себе в непростых условиях, творчески освоить все пространство здания, в том числе оставшиеся без отделки залы и помещения.
Не имея возможности воплотить научную концепцию постоянной экспозиции целиком, мы показываем ее фрагменты, отдельные сюжеты, словно открываем отдельные страницы большой книги истории литературы Приднепровья. В отсутствие основной экспозиции, в устремлении заявить о новом центре культуры, темп работы музея максимально ускорен, используются самые разнообразные формы и приемы. Эксперимент и соединение в одном мероприятии разнообразных приемов, методов, видов искусств стали отличительной чертой музея.
В 2006 году музей «Литературное Приднепровье» начал и успешно реализует два последних года новый проект, названный авторами «Среды в литературном музее». Теперь музей в этот день работает не до пяти, а до восьми часов вечера и именно в этот день проводит большую часть своих массовых мероприятий. Среду теперь общественность называет днем приемов в музее «Литературное Приднепровье» или литературным салоном. На этот день назначаются открытия выставок, творческих вечеров и встреч.
Ярким явлением последних двух сезонов стал цикл музыкальных вечеров «Звуки старинной музыки». Автор проекта Александр Панаскин и его творческий коллектив исполнили уже двенадцать клавесинных концертов музыки Западной Европы XVI – XVIII ст., пригласили для участия в проекте с авторскими концертами профессоров: из Лондона Кристофера Стембриджа и из Киева Светлану Шабалтину.
В последние годы в литмузее ежегодно проходит различные культурологические фестивали и конкурсы, среди них и поэтический фестиваль молодых авторов « Крик на лужайке». Научные сотрудники литературного музея за эти годы стали ведущими специалистами в Приднепровья в области литературного краеведения, культурологи.
Чрезвычайно важным и в научно-исследовательском и в научно-просветительном направлениях результатом многолетней работы специалистов стала книга «Літературне Придніпров’я» [2,3]. Два тома объемом в полторы тысячи страниц – это учебник-хрестоматия по литературному краеведению, по которому сегодня учатся ученики всех средних учебных заведений на Днепропетровщине.
Гордостью музея является его научная библиотека и большой начный архив, без которых не может существовать современный музей. В ходе исследовательских и экспозиционных работ вычленился музейный сюжет, посвященный семье Фадеевых – Ган – Блаватской и сформировавшись, стал темой нового музея, который ныне развивается в лоне Исторического музея: Музейного Центра Е.П.Блаватской и ее семьи. Специалисты делают все для того, чтобы музей «Литературное Приднепровье» был живым организмом, а не лавкой древностей.
Воссоздавая историю, музей устремлен в будущее. От коллекции вещей – к собранию лиц (Федоров). От информационного, идеологического, дидактического, статического музея к многообразию воплощений, к светскому храму, с его таинством и мистериями. Сегодня можно утверждать, что музею «Литературное Приднепровье» состоялся. Сформирован его имидж, ростет авторитет в контексте культуры Приднепровья. Знаменитый на Приднепровье Дом Инзова [4;11;12;15;17] становится все более известен общественности и как литературный музей.
Музей в динамике, в движении, в светлых устремления, но … на одном крыле. Осталась не созданной его основная экспозиция «Слово о Приднепровье». Большая часть коллекций – в запасниках. Разделен на две части временной перегородкой, не оформлен холл музея, не создана парадная лестница на второй этаж. Невозможно завершить создание литературной гостиной (зал, в котором она должна разместиться, выполняет функции выставочного). Из-за отсутствия средств нет возможности дооборудовать и открыть для исследователей научную библиотеку. В доме не установлен центральный кондиционер, спецстекла и ставни на окнах. Не отреставрированы фасады дома-памятника. На центральном фасаде не установлена мемориальная доска, посвященная Валерьяну Пидмогильному.
Проект реконструкции дворового пространства Дома Инзова (как уже упоминалось, когда-то вокруг дома рос большой сад) тоже не осуществлен. Необходимо вынести с территории дома-памятника кондитерский цех, убрать стоянку машин, многочисленные мусорные баки, отремонтировать, привести в порядок все постройки, а затем, как это задумано, посадить деревья и цветы, открыть во дворе литературное кафе, выставку под открытым небом, книжную и антикварную лавки. В фондах музея томятся тысячи экспонатов, в архиве – чертежи ремонтно-реставрационной документации здания и благоустройства его территории.
Музей «Литературное Приднепровье» ждет помощи. Ждет, продолжая работать и надеясь реализовать все задуманное.

Литература:

  1. Аливанцева Е.В. Судьба старинного особняка. – Рада. Вісник територіальної громади м. Дніпропетровська. – №4. – 27 серпня 2004 р.
  2. Аліванцева О.В. Літературне Придніпров’я: Навч. посіб. з хрестоматійними матеріалами до шкільних програм: У 2-х т. / О.В.Аліванцева, Н.Є Василенко – Д., 2005. – Т.1.
  3. Мазуренко І.В. Літературне Придніпров’я: Навч. посіб. з хрестоматійними матеріалами до шкільних програм: У 2-х т. / І.В.Мазуренко, С.М.Мартинова – Д., 2005. – Т.2.
  4. Дніпропетровськ: минуле і сучасне. – Дніпропетровськ, 2001. – С. 83 – 85.
  5. Коробов Николай. Нежные воспоминания детства// «Ты помнишь, товарищ…». Воспоминания о Михаиле Светлове. – М., 1973. – С.81-82.
  6. «На построение конторы Екатеринославских иностранных поселенцев». План-чертеж. – Днепропетровский исторический музей им. Д.И.Яворницкого. — Арх. 41.
  7. «Планъ и фасад каменному дому для конторы иностранных поселенцев в губернском городе Екатеринославле, сочиненный в строительном комитете». – ЦГИА России. – Ф.1488, оп.1, д.1141, л.1.
  8. П.Ю. Маленький фельетон. Пушкин в Екатеринославе. – газета «Одесские новости». – 1901. – №5440.
  9. Пушкинская энциклопедия. 1799 – 1999. – М.: АСТ, 1999. – С. 308 – 309.
  10. Сосновин Михаил. Давным-давно… // «Ты помнишь, товарищ…». Воспоминания о Михаиле Светлове. – М., 1973. – С.89.
  11. Стародубов А.Ф. Дом Инзова /А.Ф.Стародубов,В.В.Самодрыга, С.С.Иванов // Память истории: г.Екатеринослав (г.Днепропетровск) по литературе и воспоминаниям. – Д., 2001. – С. 163 – 164.
  12. Старостін В.С. Столиця степового краю. Дніпропетровськ. Нариси з історії міста. – Дніпропетровськ, 2004. – С.103 – 108.
  13. Суходняева Л., Гореина Н. Историческая записка к комплексным научным изысканиям при подготовке проектной документации ремонтно-реставрационных работ в здании по пр. Карла Маркса, 64 в г. Днепропетровске. – Днепропетровск, 1989 г. – Архив Днепропетровского исторического музея им. Д.И.Яворницкого.
  14. Фадеев А.М. Воспоминания. 1790 – 1867. – Одесса, 1897.
  15. Фоменко А.К.Опікунська контора – Літературний музей // Дніпропетровськ: минуле і сучасне. – Дніпропетровськ, 2001. – С. 83 – 85.
  16. Чабан М.П. Історична довідка „В.П.Підмогильний та Українська школа ім. Івана Франка у Катеринославі” . Рукопис.– Дніпропетровськ, 14.03.1998. – Науковиї архив Днепропетровского исторического музея им. Д.И.Яворницкого.
  17. Шатров Михаил (Штейн М.А.). Страницы каменной книги. – Днепропетровск, 1969. – С. 60 –63.
  18. Яненко П. Пушкин. – газета «Приднепровский край». – 1899. – №413.


Hosting Ukraine Проверка тиц