Днепропетровский национальный исторический музей

Коллекция каменной пластики

Cтепь! Бескрайняя как Вселенная с роскошными долинами, полноводными реками, непроходимыми плавнями! Почти сто тысяч лет назад человек связал свою жизнь со Степью. Здесь, один на один со стихиями Степи, он учился выживать: охотиться на большого и малого зверя, защищать себя от холода и врагов. Здесь, один на один с богами Степи, он познавал вселенную, искал свое место в ней. Откуда он пришел? Кто были его предки? Возможно могучий вепрь – царь зверей степи, или великий Индра, подаривший человеку огонь. А может это бесстрашный Таргитай, или богатырь-Палван? И вырастали посреди бескрайних просторов огромные курганы, словно панцири гигантских черепах, и вставали на их вершинах каменные идолы – величественные и молчаливые стражи Степи, хранители вечности…

Если бы у Днепропетровского исторического музея была своя визитная карточка, на ее лицевой стороне, наверное, был бы изображен силуэт каменной бабы. Крупнейшее собрание не только в Украине, но и в Европе – 84 статуи. Есть здесь антропоморфные стеллы эпохи энеолита, скифские статуи VІ-ІV вв. до н.э. и средневековые половецкие изваяния, которым собственно каменные идолы южноукраинских степей и обязаны именем «бабы». Часть этого собрания можно увидеть на выставке под открытым небом «Каменные стражи Степи» возле стен музея.
Кстати, кроме названия «бабы» (правильное ударение на последнем слоге – баба), существуют и другие названия: «болван» — от иранского «палван» — богатырь, атлет; орхоно-тюркское «бал-бал» — камень с надписью, — на Украине каменные бабы называли «мамаями», «марьиными» камнями («Марь Этож»). Сохранилась легенда о происхождении каменных баб: «Однажды, богатыри рассердились на солнце и начали плевать на него, за это солнце обратило их в камни». В этой легенде есть более глубокий архаический пласт, уходящий к преданиям о титанах – древнейшим жителям земли. Титаны вступили в единоборство с богами и в наказание многие из них были обращены в камни, скалы, горы.

Скифские каменные изваяния.

Какими бы «простыми» не были изваяния, но все они прекрасно передают образ воина-мужчины с необходимыми для воина аксессуарами: мечами в ножнах, кинжалами, боевыми топорами, колчанами, а, так же, гривнами и поясами – главными украшениями одежды воина, которые указывали на принадлежность к воинской верхушке. Мир воинства, где оружие – меч, стрелы, копье – в полном смысле этого слова, боги, кумиры, мир мужского братства, где обряды побратимства, воинское умение и удаль были главными ценностями. В памяти всплывают строки из стихотворения «Скифы» В.Я.Брюсова

«Гей вы, слушайте, вольные волки!
Повинуйтесь жданному кличу!
У коней развиваются челки.
Мы опять летим на добычу»

«Вольные волки», — в этом поэтическом определении скифского воинства нет преувеличения. Действительность, воинские обряды скифов были под стать законам волчьей стаи: выпивалась кровь первого убитого врага, снимались скальпы, из черепов врагов делались чаши… «Военные обычаи скифов следующие. Когда скиф убивает первого врага, он пьет его кровь. Головы всех убитых им в бою скифский воин приносит царю. Ведь только принесший голову врага получит свою долю добычи, а иначе – нет». Так пишет, «отец» древнегреческой истории Геродот, живший в V в. до н.э.
Статуи из Днепропетровской коллекции – портретны или с чертами портрета. Особенно трогательно лицо, смотрящее со стелы V в. до н.э.: широкоскулое, большеглазое, безбородое – лицо молодого мужчины. Даже характер улавливается – открытый, веселый. Это самое большое скифское изваяние – 225 х 60 х 30 см. и самое информативное. У него гривна на шее, и ритон в правой руке, и пояс. У пола – меч в ножнах горит с луком, оселок, ниже – фаллос. У изваяния, найденного на насыпи кургана в Апостоловском районе – тело атлета, мощное, монолитное и лицо под стать – с массивными надбровными дугами, как будто, вырубленное топором. Оно поражает высокой техникой ваяния: лопатки, позвоночник искусно переданы в розовом граните. Из предметов, кроме гривны и пояса, изображен боевой топор. Близко посаженные глаза, оттопыренные уши у статуи IV в. до н.э. (Криворожское), самой поздней в коллекции. И даже самое простое скифское изваяние в коллекции музея (раскопки ДИМ 1991 г.) выразительно своим абрисом – массивная, почти квадратная, голова, руки – короткие выступы, обозначена талия.

…а когда рассядутся старцы,
молодежь запляшет под крики,
на куске сбереженного кварца
начерчу я новые лики.
Я буду, как все и особый.
Волхвы меня примут, как сына.
Ясложу им песню для пробы.
Но от них уйду я в дружину.

За внешними реалиями скифских статуй – башлыками, оружием, деталями доспехов, в глубине этих образов суровых бородатых мужчин–воинов, за тем, что Я.Э.Голосовкер называл «миром 1-го приближения», лежал другой мир – космический. Каждое скифское изваяние, кроме очевидной связи с культом предков, представляло собой модель мира в миниатюре (равенство микро- и макрокосма); одновременно, как всякая вертикаль, являясь своеобразной антенной, устремленной в небо. Этот глубинный космизм проявлялся в связи с Таргитаем, — устроителем скифского мира, космическим культурным героем.

Половецкая пластика.

И приходят кипчаков сюда племена,
И пред идолом гнется кипчаков спина,
Пеший путник пройдет или явится конный, —
Покоряет любого кумир их исконный.

Наверно, нет ни одного исследователя половецкой монументальной пластики, который бы не вспомнил эти строки знаменитого азербайджанского поэта ХII века Низами, жена которого была половчанкой . Десятки каменных половецких баб, хранящихся в коллекции музеев степной Украины, подтверждают, что причерноморская степь в ХІ – ХІІ веках, действительно, была половецкой.
Половцы появились в Европе в 1066 году, оставив степи Казахстана, берега Иртыша, и Оби, где они жили, образовав Кимакский каганат. Кочевники-скотоводы, воины, потомки алтайских тюрков, чьи красные шелковые знамена с вышитой золотом волчьей головой победоносно рвались в евразийские степи в 7-8 веках, — кипчаки и отчасти кимаки обрели новую родину в восточноевропейских степях в 6-7 веках. Они создали здесь мощное государственное объединение — Дешт и Кипчак, расцвет которого приходится на 7 век. Даже появление монголов в 8 веке не уничтожило половецкий дух восточноевропейских степей: уже в 16 веке кипчакский язык стал государственным языком золотой Орды. Здесь, в Степи, среди кочевий на вершинах курганов, хранящих прах почитаемых предков, возвышались каменные бабы, посвященные предкам, дух который обитал в глубинах каменной оболочки.
В целом, весь массив половецкой скульптуры можно разделить на мужские и женские, стоящие и сидящие статуи (ряд исследователей выделяют еще статуи с «фоном» или т.н. «прислоненные»). Среди ранних (ХІ в.) и самых поздних (ХІІІ век) часто встречаются стелы, стеловидные статуи, гермы. Канонические скульптуры ХІІ века, времени расцвета техники ваяния у половцев, — это выпуклые, рельефные изваяния, нередко уже образцы круглой скульптуры. Их делали, несомненно, профессиональные мастера, следы инструментов которых – резцов, долот, — прослеживаются на некоторых статуях.
Иконография половецкой скульптуры четко указывает на сложившийся к ХІІ веку канон: все статуи, и мужские, и женские, — изображены с сосудом у живота, — сосудом для возлияний, потому что держат не в одной руке, как более ранние тюркские и скифские статуи (образ пирующего героя), а бережно в обеих, чтобы не расплескать, донести к алтарю, жертвеннику. Хотя предположения о предмете в руках были разные: чаще всего, книги, свиток рукописи.
Стиль, в котором выполнены половецкие изваяния – этнографический реализм. Достаточно посмотреть на них, чтобы убедиться в этом: мельчайшие подробности в изображении одежды, костюма, головного убора, украшений, предметов быта, вооружения. На женских статуях несколько разновидностей шляп – от миниатюрных круглых шапочек до грандиозных шляп с высокой тульей, кафтаны, украшенные вышивкой, аппликацией. На груди – гривны, ожерелья, подвески, в ушах – серьги, вдоль лица – височные кольца, шнурки, подвески, на ногах шаровары, заправленные в мягкие сапоги (они изображены на сидящих статуях, у которых полы кафтана забраны за пояс). На голове, кроме шляпы, покрывало, вуаль, косы спрятаны в футляры. У пояса – разнообразные предметы – зеркала, сумочки – каптарги для косметики, гребни, флаконы, большие кисти. Лики женских статуй, если они изображены и не стерты временем, часто очень выразительны, с точки зрения зарождающегося портретного искусства, среди них есть настоящие шедевры. Например, грандиозная по своим размерам женская статуя, «ханша», «царь-девица» с мощной объемной грудью, лицом, как «полная луна» и красивыми правильными чертами лица.
Мужчины, конечно, изображены в воинских одеждах, — шлемах, успехах, поясах, ремнях. Шлемы, хотя и не такие разнообразные, как дамские шляпы, но то же представляют 3 типа, — и маленькие круглые мисюрки, и удлиненные яйцевидные, но, чаще всего, мы видим наиболее распространенные и у кочевников, и у славян – сфероконические шлемы. Что касается мужского костюма, то как и женщины мужчины – половцы носили кафтан, детали которого, края рукавов, полы прекрасно видны на статуях, под кафтанами – рубахи и шаровары. Оригинальны повсеместно изображенные доспехи: видимо, это мягкие, кожаные или сшитые из плотной ткани куртки, кафтаны, комбинированные с круглыми металлическими бронзовыми бляхами на груди (бляхи встречаются в кочевнических погребениях ХІІ – ХІІІ вв.). Бляхи крепились к одежде при помощи ремней, система блях и ремней прекрасно видна на мужских статуях. У пояса, как и у женских изваяний – самые разнообразные предметы – оружие. Сабли, колчаны со стрелами, луки, из предметов быта – чаще всего, встречаются ножи, сумочки (в том числе, для хранения огнива), даже гребни. Иногда изображались музыкальные инструменты. Если женские лица, в основном, дышат спокойствием и строгостью, то мужские нередко цветут самыми лукавыми, щедрыми («от уха до уха») улыбками.
Причем, половецкая скульптура не была бесцветной, однообразно серой. На поверхности некоторых статуй сохранились следы раскраски, например, красного цвета. Несмотря на дотошность этнографического реализма, надо понимать, что средневековые тюркские статуи, так же, не являются реалистическими портретами конкретных людей. Это такие же, как более ранние изваяния курганных народов, обобщенные образы героизированных прародителей – подателей жизни, благополучия. Отсюда подчеркнуто объемные, тучные тела, большая обнаженная грудь у женских изваяний; руки, сложенные в ритуальном жесте. Многие предметы, очертания которых нанесены на поверхность статуй, так же, не просто украшения и предметы быта, а шаманские атрибуты. Например, такие, как зеркала – символы солнца, музыкальные инструменты, кисти – опахала у пояса, — известно, что женщины – шаманки, в древности, камлали с ветвями, опахалами в руках, общаясь, таким образом, со стихией воздуха. «Рога» на женских шляпах, как уже упоминалось, первоначально, были настоящими бараньими рогами, их возлагали на голову женщины – жрицы во время магического обряда бракосочетания, со священным животным.
Сакральный характер изваяний подтверждают святилища, в которых они устанавливались. По традициям курганных культур, с эпохи раннего металла, мы помним, таким местом, где устраивались святилища оставался курган или близкое к могильнику место. Там совершался переход в иные миры, утверждалась победа жизни на смертью и освящали эти глобальные моменты в жизни общества магические обряды и таинства. Архитектура средневековых святилищ была идентична архитектуре скифских и более древних поминально-погребальных святилищ: та же простота и лаконизм, те же «оградки», ровики, вымостки и каменные изваяния. Здесь, в святилищах, у подножия статуй предков, совершались поминальные обряды: приносились жертвы (шкуры жертвенных животных затем вывешивались на ветви священных деревьев, по стволам которых дух, энергетика жертвы поднималась в небо), совершались возлияния (кумысом, аракой – молочной водкой), звучали заклинания. Можно закрыть глаза и представить: купол неба, острый запах полыни, степная ширь, и «вырастающие из земли» величественные каменные фигуры.
Прошло более восьми столетий, но особое отношение к каменным бабам существует и доныне. И сейчас известны случаи, когда жители сел, например, нашей Днепропетровской области, заботливо белят статуи (особенно, к праздникам), устанавливают их около своих домов. Старожилы знают местонахождения каменных баб, рассказывают связанные с ними легенды и предания.



Hosting Ukraine Проверка тиц