Днепропетровский национальный исторический музей

Контурно-реперная идентификация изографической пластики из хлебного мякиша на примерах экспонатов ДИМ: взгляд из ХХІ века (воспоминания, легенды, истории, факты)

В фондах Днепропетровского исторического музея им. Д. И. Яворницкого хранятся пять интересных экспонатов, представляющих собой фигурки в виде жанровых сценок из жизни «малороссов» — жителей Таврической губернии. Все они сделаны из хлеба, вернее из хлебного мякиша, и разукрашены цветными красками.
Цветные фигурки из теста писаря, который пишет прошение на спине крестьянина, установленных на черной деревянной подставке, высота 21,5 см.; подставка из дерева 16х6 см; фигурки тонированы четырьмя, пятью красками и их смесями.
Цветная фигурка казака-кобзаря, сделанная из хлебного мякиша, разукрашена различными красками, на черной подставке. Высота 20 см., подставка 10х6 см.; фигурка тонирована четырьмя красителями и их смесями.
Цветная фигурка еврейки, сделанная из хлеба, разукрашена различными красками, на черной подставке. Высота 25 см., подставка 8х8 см.
Цветная фигурка старого еврея, который нюхает табак, сделанная из хлеба, разукрашена различными красками. Высота 24,5 см.
Цветная фигурка казака с саблей, сделанная из хлеба, разукрашена различными красками, на черной подставке. Высота 30 см. на подставке этой статуэтки приклеена марочка с номером 1014.
Существует характерная персональная и персонологическая понятийность фигурок из хлебного мякиша, выставляемых ранее в застекленном футляре-шкатулке в зале №4 старой экспозиции Днепропетровского исторического музея им.  Д. И. Яворницкого (бывшего Екатеринославского областного музея им. А. Н. Поля). Эти фигурки относятся к особому периоду жизни академика Д. И. Яворницкого. А их конкретика и индивидуальная объективизация тесно связывает нас с 80-ми годами XIX века — годами историко-этнографического творческого сотрудничества Д. И. Яворницкого и И. Е. Репина вплоть до 1905 года. Нам пришлось проводить визуально-реперные параллели с портретными, символическими моделированиями в изографической мелкой пластинке из хлебных мякишей в сопоставлении с местом хранения, временем, хронологией событий, фактами, персонажной интерпретацией, контактно-контурной идентификацией.
В 80-90-е годы XIX века Европа на фоне Викторианской эпохи (1837-1901) тяготела к новым стилям и движениям в области искусств и ремесел (1880-1900), например, стиль «Арт-нуво» (1890-1900), зародившись в викторианской колыбели, получил развитие в эпоху короля Эдуарда VII (1901-1910). В 80-90-е годы XIX века в России, уступая новой пробирной реформе. уходит старый пробирный устав. В это же время И. Е. Репин и Д. И. Яворницкий были полностью погружены в подготовку и создание (вплоть до 1891 го-да) картины «Запорожцы, сочиняя, пишут письмо турецкому султану». По их мнению, этот труд должен был визуально объединить прошлое, настоящее и уже недалекое будущее. Так всегда считал и говорил о создателях картины их страстный поклонник, реставратор масляной живописи, киевлянин Павел Илларионович Войтко. Случилось так, что 80-е годы XIX века для Д. И. Яворницкого стали годами репрессий и черных списков неблагонадежных, куда он угодил, поскольку занимался исследованиями истории украинского казачества во вновь открытом Екатериной II малороссийском Таврическом крае.
В репинской картине сюжетно и ситуационно-жанрово все сводится в центр картины, обращая зрителя к лукавому писарю — запорожскому крючкотвору, а также косвенно к мастеру своего дела, создавшего картину, к собранным на ней образам исконно запорожским архетипам и «характерникам».
Неизвестно, что заставило хозяев экспозиции музея в путеводителе 1971 года проиллюстрировать фигурки из хлебного мякиша без их футляра. Наверное, причина тому — маленький формат путеводителя. Фигурки были представлены в экспозиции с особой аннотацией: «Фигурки персонажей гоголевских произведений (?), сделанные из хлеба народными умельцами». Зная, что сотрудники музея соотносят фигурки из хлебного мякиша с персонажами гоголевских произведений и что искусствоведы Днепропетровского художественного музея В. Я. Соловьев и Л. И. Яценко собирают материалы по хлебно-бисквитным фигуркам, П. И. Войтко неоднократно встречался с ними и беседовал, поскольку имел сведения из особых источников о происхождении фигурок из хлебного мякиша в застекленной витринке. Он неоднократно в шутливой форме обращался к В. Я. Соловьеву с отпечатанными на машинке письмами, смысл которых мы приводим ниже: «Дорогой Виктор Яковлевич, неужели Вы, как искусствовед, не ощущаете основной объективизации по визуальным признакам всех комплексных атрибуций в данных шаржевых фигурках, ведь все они соответствуют времени новопоявившихся архаических иконографических типовых образов мелкой пластики, обновлено рожденных, возможно, российским художником Репиным и его учениками, изографически верными — скульпторами и лепниками мелкой пластики, вплоть до «эпохи» Карла Густава Фаберже». В случае с хлебными статуэтками из коллекции Д. И. Яворницкого нами учитывалась информация из журнала «Волшебный фонарь» 1818 г. с «русскими типами».
Кому, зачем и когда удалось «приклеить устный, невидимый ярлык» и отнести днепропетровские фигурки из хлеба к памятникам тюремного изобразительного искусства? Это нам выяснить так и не удалось. Но мы не раз слышали мнения некоторых искусствоведов, советовавших перечитать пятитомное издание Н. Гернета, посвя-щенное тюремным ремеслам, когда речь заходила об исследуемых фигурках.
Внимание научного совета ДИМ в 70-е годы ХХ века на фигурки из хлебного мякиша неоднократно обращала Людмила Николаевна Сергеева, заместитель директора по научной работе, в прошлом заведующая отделом досоветского периода. Она первая проводила сличительные визуально-шаржевые изографические сравнения фигурок с образами И. Е. Репина(?), А. Н. Поля(?), Петра Калнышевского, Д. И. Яворницкого(?), а также отмечала, что казака с кобзой уже сравнивали с А. М. Горьким: «На нем и шапочка в форме перца горького», и одновременно с Н. И. Кареевым. «Нет, — говорила Л. Н. Сергеева, — перед нами в образе торговки платками изображена никак не Натали Борисовна Нордман и не Соломия Крушельницкая, а скорее всего изображена шаржевая версия Екатерины II. А подставивший спину старик, возможно, никто иной, как Владимир Васильевич Стасов (1824-1906), художественный и музыкальный критик, историк искусства, археолог, почетный член Петербургской Академии Наук, друг И. Е. Репина. Но существует предположение, что полицейскому писарю, персонажу сказки Андерсена «Калоши счастья», подставил спину, словно для большого пластыря из шпанских мушек, никто иной, как Н. А. Морозов, загримированный под Стасова». Правда, эти слова ничем не подтверждаются. В заключение, она добавляла, что, возможно, фигурки из хлебного мякиша вылеплены друзьями и учениками Репина, Стасова, Яворницкого, а конкретно Н. И. Струнниковым и Т. И. Ткаченко. По одному из наших предположений фигурки могли использоваться Репиным и его учениками в качестве постановок при моделировании этюдоподобных произведений, а также для построения различных перцептивных перспектив для набросков, этюдов, эскизов на модельных столиках.
Правда, в 70-х годах ХХ в. великий кукольник С. В. Образцов неоднократно доказывал, что у фигурок из хлебного мякиша был и третий автор — молодой и талантливый керамист — татарин, имя которого восстановить сейчас очень трудно. Он же, как кукольник, считал, что каждый из авторов создавал свою продукцию: головки и руки лепили два разных автора, платья и обувь лепил третий, причем красители в кисти рук и головки добавлялись в тестовый замес, а после высыхания изографически дорисовывались и восполнялись с наглядным использованием в сличительных правках, очевидно при наличии толботипов, дагерротипов, литографических иллюстраций (?) и фотографий.
Однако, визуальный осмотр фигурок говорит о том, что стилистически мякиши корректировал при их сборке в исполнении один автор, о чем свидетельствуют отдельные детали одежды, приемы лепки кистей рук, головок, мелких деталей. При изготовлении таких деталей, как руки и головы, в тесто добавлялись красители, природа которых не определена, но есть и вылепленные, а затем раскрашенные детали. (Замечены авторские пооперационные разделения труда). Фигурка писаря изографически вылеплена из образов писарей двух произведений: внешностью он похож на писаря с картины И. Е. Репина «Казаки пишут письмо турецкому султану», а облачен он в костюм российского служащего писаря-полицмейстера, как персонаж сказки Г. Х. Андерсена «Калоши счастья».
Предложенная нами в 1970-е годы версия об аннотировании фигурок из хлебного мякиша как пластической изографии, была принята Образцовым безоговорочно и с восторгом. «Спасибо вам, днепропетровцы, — сказал он, — за то, что на примере сохранившихся демонстраций данных произведений вы обновляете показы изографические верной комиксной пластики авангардно-промысловых авторов, создавших её на примерах древнерусских хлебных кукол».
Фигурки Гарднера, Попова, Сафронова, Миклашевского (на Украине), Гжельские анонимные фигурки, фигурки из мейсенского фарфора и даже фигурки из бедбергской массы, ювелирные фигурки И. Сазикова, А. Стокберга, И. Хлебникова должны немного потесниться и пропустить на почетное место фигурки из хлебного мякиша из коллекции Яворницкого. Ведь хотим мы этого или нет, а некоторые историки и искусствоведы считают, что они происходят не из мест не столь отдаленных, а породили их мысли о «характерни-ках», что обсуждалось и разыгрывалось на Вечеринках в Пенатах (?), а также встречи с труппой ряженых актеров Кропивницкого. Правда, перед тем, как колобкам теста стать фигурками, их использовали диффузно-копировально и контактно-сумофлорно для того, чтобы позже употреблять в сумофлорной вылепке — после обеспыливания икон, полотен, набросков, этюдов, эскизов, скажем, при продаже копий казаков в 1891 году.
Павел Илларионович Войтко часто говорил и обсуждал тот факт, что друзья и коллеги Николая Ивановича Струнникова  слышали от самого Струнникова рассказ о том, что Яворницкий, перефразируя самого Т. Г. Шевченка, говаривал и повторял, что, как оставляли запорожцы Великий Луг и Матерь — Сич, взяли с собой Матерь Божию, а больше ничего и не взяли. А я, Яворницкий, с собой еще взял бы образы друзей моих, как Фараон забрал бы с собою Ушебти, Ка, Ах и Ба для новой жизни в мире этом и том.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ:

  1. Ватченко А. Ф., Сергеева Л. Н., Шевченко Г. И. путеводитель по Днепропетровскому историческому музею. — Днепропетровск: Промінь, 1971. — С. 36-37.
  2. Яворницкий Д. И. Как создавалась картина «Запорожцы» // Художественное наследство. Репин. Том 2. Публикация и вступ. статья И. С. Зильберштейна. — М., 1949. -С. 57-106.

Автор: Сердюк О.С.

Джерело: Видатні особистості: музейна персоналістика. (Матеріали обласної музейної конференції до Міжнародного дня музеїв та 75-річчя Дніпропетровської області). — Дніпропетровськ: АРТ-ПРЕС, 2008. Вип. 10. — 338 с.



Hosting Ukraine Проверка тиц