Днепропетровский национальный исторический музей

Духовная жизнь Екатеринославской губернии в начале 20-х годов по документам ГПУ

Процесс постепенного раскрытия ранее недоступных исследователю архивных фондов пополняет новыми сведениями историческую науку. Одно из направлений восстановления отечественной истории — изучение чекистских документов. Материалы органов государственной безопасности позволяют выяснить многие актуальные вопросы, например, каким образом установился тоталитарный режим, приведший к репрессиям 30-х годов, проследить пути формирования механизма жесткого государственного контроля над жизнью в стране.
Автором в этом плане проанализированы некоторые документы чекистских органов 1920—1925 гг., содержащиеся в фондах Днепропетровского, Запорожского, Харьковского государственных архивов (в т. ч. партийных), ЦТАОР, ЦГАОО, архива УСБУ по Днепропетровской области.
Выбор периода не случаен. Во-первых, именно в 20-е годы завершается организационное оформление советского государственного аппарата, в т. ч. системы правоохранительных органов. Во-вторых, процессы времени новой экономической политики имеют схожие черты с преобразованиями сегодняшнего дня.
Автором предпринята попытка показать на примере одного из подразделений ВЧК-ГПУ (военной цензуры — политконтроля), как правящие структуры в политических интересах использовали аппарат правоохранительных органов.
Функции цензуры выполняют во всех странах мира те или иные государственные инстанции, в т. ч. используется данный инструмент и специальными службами. Речь о другом, почему стало возможным трансформирование цензуры как чисто специфического учреждения в военно-политический орган подавления инакомыслия в стране.
Революционный переворот в октябре 1917 года сопровождался стремлением утвердить коммунистическое мировоззрение в стране Советов. Так как значительная часть населения не восприняла новую идеологию, последовали административные меры. Первой из них следует признать принятие Советом Народных Комиссаров декрета о печати 27 октября 1917 г., который по сути запрещал оппозиционную прессу.
Активную работу против инакомыслящих проводила и Чрезвычайная комиссия с первых дней своего существования. Наряду с другими средствами борьбы против т. н. идеологи-ческой диверсии чекисты использовали просмотр корреспонденции. Сначала цензурой занимались структуры Народного комиссариата по военным делам.
С 1920 года в состав чрезвычайных комиссий были включены военно-цензурные отделения. Попав окончательно в рамки чекистских органов, работа цензуры ширится. Так, только за июнь 1921 года Екатеринославское ВЦО перлюстрировало около 100 тыс. писем, просмотрело более 76 тысяч писем и 13 тысяч телеграмм.
В конце 1921 г. Совнарком РСФСР специальным постановлением реорганизовывает военную цензуру в органы политконтроля при ВЧК. А на заседании Политбюро ЦК РКП (б) в марте 1922 г. принято решение все виды цензуры объединить в одном месте, разработать положение о цензуре. С 1922 г. Политконтроль превратился в централизованную систему.
На местах распоряжением органов Советской власти складывался жесткий аппарат политической цензуры. Перед Вами приказ Екатеринославского тубисполкома, опубликованный в газете «Звезда» 23 октября 1922 г.: «На основании циркуляра Центрального управления по делам печати и приказа ГПУ УССР в г. Екатеринославе организован при губполитпросвете губотдел управления по делам печати и при губотделе ГПУ отделение политического контроля.
2. Все типографии, литографии, металлографии, словолитни, цинкографии, нотопечатни, картзаведения и т. п. однородные предприятия, а также книжные склады, магазины, киоски и библиотеки обязаны в 5-ти дневный срок со дня объявления приказа зарегистрироваться в отделении политического контроля губотдела ГПУ и в губотделе управления по делам печати.
3. Всем заведениям полиграфической промышленное и воспрещается приступать к набору и печати какого то ни было произведения без предварительного на то разрешения на рукописях.
6. Все типографии, печатающие тот или иной материал, по отпечатанию должны представить в политконтроль ГПУ на последующий просмотр три экземпляра каждого издания, не исключая освобожденных от цензурирования.
13. Всем владельцам и заведующим театрами, кинематографами, цирками, клубами, народными и прочими видами зрелищ, а также владельцам и заведующим типографий и выставок в 5-ти дневный срок зарегистрироваться в отделении политического контроля губотдела ГПУ.
14. О всяких изменениях (открытие новых или закрытие старых предприятий, хотя бы временно) немедленно ставить » известность отделение политконтроля губотдела ГПУ».
Постепенно сфера деятельности органов политконтроля расширялась. К середине 1922 г. сотрудники ПК выполняли задачи наблюдения за типографиями, книжными складами, магазинами и другими предприятиями, издающими и продающими печатные произведения, просмотр вывозимых за границу и ввозимых в республику всех печатных произведений, топографических карт, фотографий, кинолент, почтовых марок, контроль за деятельностью театров, кинематографов, цирков и других зрелищных предприятий.
Фактически данный аппарат превратился в исполнительный орган по проведению в жизнь установок идеологических и цензурных ведомств.
Объяснение этому содержится в реалиях жизни 20-х годов. Курс на новую экономическую политику, связанный с приватизацией, экономическим раскрепощением производителя неизбежно выразился в стремлении людей к плюрализму. И если нэп в области экономики обеспечивал подъем уровня жизни людей, что повышало степень их доверия к политике Советской власти и Коммунистической партии, то освобождение народа от монополии коммунистической идеологии наносило удар по принципам, определяющим руководство Компартии в стране. Обозначилась тенденция: расширение экономической свободы сопровождалось укреплением аппарата цензуры, призванного не допустить дискредитации официального мировоззрения.
Подтверждение сказанному мы находим » циркулярном письме политконтроля (в дальнейшем ПК — авт.) ГПУ УССР от 21.11.1923 г. «Совещание начальников ПК Украины — уточнить работу ПК. В условиях нэпа, давшего некоторые легальные возможности непролетарским элементам, существует две т. з. борьбы с противником на идеологическом фронте: т. з. отражения противника по линии агитационно-издательской, т. н. литературная форма и борьба по чекистской линии. Опыт показал, что последняя форма борьбы наиболее жизненна, вследствие чего работа ПД должна быть направлена в русло систематического освещения области печати и зрелищ. Два метода: отчеты и агентурный путь. Необходимо действовать политически тактично…».
Итак, выбран второй путь. Он был основан на скрупулезном контроле за всем, что происходило  в  духовной жизни.
В подразделения ПК на местах стекалась вся печатная продукция. Все владельцы и заведующие типографий и этикетных мастерских обязаны были представлять в нескольких экземплярах все, вплоть до афиш, листовок, циркулярных писем, лозунгов, объявлений, членских билетов, карточек, мандатов и т. п. Вся продукция просматривалась и принималось решение о выходе ее в свет.
В компетенцию ПК ГПУ входил контроль и надзор за всеми видами зрелищ.
Органы ПК ГПУ получали директивы с методическими рекомендациями о допуске к постановке той или иной творческой продукции. Так, в 1924 году один из списков пьес, запрещенных Главревкомом к постановке, содержал дополнение, где указывалось, какие именно принципы положены в основу данного решения: «1) идеологическая (или политическая) контрреволюция; 2) мистическая разработка сюжета; 3) сугубо-мещанская, бульварная вульгаризация тем, особенно революционных; 4) порнография, …необходимо отличать фарсы Сабуровского характера (раздевальные) циничные и спальные от пьес, насыщенных здоровой и крепкой эротикой; 5) …проявления шовинизма». В почто-телеграмме ОГПУ 1925 года всем политконтролерам предписывалось: «…пользоваться списком как ориентировочным материалом, принимая во внимание, что подавляющее большинство текущего оперного репертуара является для нас настолько идеологически чуждым и в художественном отношении отсталым, что приходится говорить не о твердом решении, а лишь об известной терпимости этого репертуара… Оперы «Снегурочка», «Аида», «Демон» хотя и являются идеологически неприемлемыми, но в силу целого ряда объективных причин против их разрешения в отдельных случаях возражать не следует… Постановке должен предшествовать просмотр текста оперы в целях удаления наиболее неблагоприятных моментов как в тексте, так и в музыке оперы… Примерный список… Римский-Корсаков, Даргомыжский, Чайковский, Мусоргский, Россини, Пуччини, Моцарт. …Примечание: а) «Царскую невесту» необходимо прокорректировать, устранив из нее излишества по части славлення царя. «Майская ночь» потребовать от режиссера, чтобы фантастическая часть оперы была представлена как сон Левки, и чтобы наличие у последнего письма комиссара было показано и объяснено как естественное явление; б) обязательна также сцена выборов царя; г) трактовка в постановке оперы должна быть такая, чтобы сочувствие зрителя было не на стороне старой, уходящей «хованщины»…».
Надзору ПК подлежали выступления лекторов, самодеятельных коллективов, просто развлекательные вечера.
Система повсеместного надзора за творческой жизнью и в целом свободным времяпровождением приводила к обоснованию политическими и специфическими соображениями контроля даже «…за вечерами частных граждан путем осведомления».
Вне надзора ПК ГПУ не мог оказаться и зарождавшийся советский кинематограф. Сотрудники ПК осуществляли контроль за работой фотографий, продажей граммофонных пластинок, конфисковывали литературу по спискам, составленным Главлитом, производили учет всех радиостанций.
Не оставались без внимания политконтроля ГПУ и другие области культурной жизни общества. В доказательство процитируем два документа. Первый «Об обслуживании музеев и выставок, подписанный зампредом ГПУ УССР Карлсоном: «До настоящего времени деятельность органов ПК заключалась в борьбе с появлением среди экспонатов музеев таких, которые служат орудием контрреволюционного, антисоветского и религиозно-сентиментального воздействия на посетителей. Мероприятия ПК сводились к производству обследований с целью изъятия…». Второй документ. Почтотелеграмма ГПУ Украины 1924 года: «Не разрешать празднование юбилея художника Репина, предполагаемого на днях. Вопрос согласован с ЦК КП (б) У».
Последний документ особенно примечателен. Несмотря на большие полномочия политконтролеров, компетенцию, задачи и основные направления деятельности ПК ГПУ определяли партийные инстанции.
ГПУ в системе государственного управления выполняло функции защиты диктатуры пролетариата. В условиях нэпа классовая политика Коммунистической партии расходилась с экономическими законами рынка. Власть теряла возможность безграничного руководства страной, что определило приверженность лидеров государства теории о нэпе как временном, вынужденном отступлении от социалистических принципов. Нэп был нужен им только для выхода из экономического кризиса. Тем’ более, партия не допускала распространения экономического плюрализма в область политики, идеологии и негативно относилась к интеллигенции, критически оценивающей теорию и практику коммунистического строительства. Попытка большевиков воспользоваться для утверждения своего мировоззрения агитационно-пропагандистскими методами провалилась под напором суровой действительности. Тогда был пущен в ход репрессивный аппарат. Осенью 1922 г. за границу выслали более 200 человек, антикоммунистически настроенных представителей творческой элиты. Новая власть поставила цель — превратить интеллигенцию в послушное орудие проводимой политики, а всю духовную жизнь поставить в жесткие рамки коммунистического мировоззрения. Отсюда — расширение полномочий ГПУ (возвращение практики внесудебной расправы) и придание чекистам новых функций в лице политконтроля. ПК ГПУ, проводя на местах в жизнь установки цензурных ведомств, трансформировался в их исполнительный орган.
Результат монополии официальной идеологии — закрепощение сознания народа, развитие бюрократизма и чванства, чинушества и оголтелой некомпетентности. Лишенная творческой жилки надстройка превратила базис в бесплодное «чертово колесо», создала систему бездушной и бесцельной эксплуатации людей во имя надуманных идеалов и амбициозных замыслов власть имущих. Достоянием народа не стали величайшие ценности мировой и отечественной культуры. Заменивший их суррогат формировал облик т. н. «уверенного в завтрашнем дне человека», личности, лишенной самого главного — критического отношения к себе и окружающему миру.
Таким образом, объективное исследование условий возникновения идеологического диктата в 20-х годах позволяет увидеть корни репрессий последующих лет, избежать ошибок сегодня.

Автор: Ченцов В. В., співробітник управління СБ по Дніпропетровській обл., к. і. н.

Джерело:  Скарбниця рідного краю. — Дніпропетровськ: «Дніпро», 1993. — 132 с.



Hosting Ukraine Проверка тиц