Днепропетровский национальный исторический музей

Усадьба Фадеевых в Екатеринославе в историческом и музеологическом осмыслении

В начале ХІХ ст. в Екатеринославе, на улице Петербургской (ныне Ленинградская, 11), была создана усадьба, которой судьбой будет определено прославиться, стать памятником истории, благодаря династии, три поколения членов которой – государственные и общественные деятели, ученые и писатели – уникальное явление в отечественной культуре, а одна из ее представителей – личность планетарного масштаба. Усадьба эта, пережившая в течение первого своего века нескольких хозяев, а в течение второго – целый ряд учреждений, вошла в историю и останется в ней как Усадьба Фадеевых. Эта усадьба типична для провинциального Екатеринослава, дома в котором двести лет назад ставились вольно: с окнами на четыре стороны, с большими садами вокруг. По принципу городского усадебного домовладения в те годы были построены и контора Опекунства иностранных поселенцев, и соседнее с ней здание почтовой конторы, и целый ряд других домов, как казенных, так и частных. Так строились усадьбы и на улице Петербургской, которая, вместе с продолжающей ее улицей Дворянской (ныне Плеханова), была в тот период аристократическим районом столицы Приднепровья. Сегодня, к сожалению, еще не известны ни точная дата постройки этой усадьбы, ни имя архитектора и первого владельца. С определенностью можно говорить лишь о том, что изначально это была дворянская усадьба, которая по обычаю того времени представляла собой «комплексный архитектурно-парковый ансамбль, который включал обычно барский дом с флигелем (или флигелями), обслуживающие постройки – конюшни, оранжереи; сараи, парк…» [20, с. 13]. Уточненные данные свидетельствуют о том, что она располагалась на площади около гектара. По территории усадьбы протекала маленькая речушка. Ее главным украшением был великолепный сад цветов и плодовых деревьев. Таким образом этот удивительный усадебный комплекс вмещал в себя как историко-культурный, так и природный компонент, имел сложную и самодостаточную структуру, был органично вписан в жизнь провинциального Екатеринослава.
С конца XVIII в., почти целое столетие со времени создания, губернский центр Екатеринослав жил тихой и рутинной жизнью, оставаясь городишком скучным и бездеятельным. Исследователь той эпохи свидетельствует: «…да и влюбиться в Екатеринославе было нельзя. Нельзя же было увлечься каким-нибудь Молчалиным, Скалозубом или изредка заглядывавшим в город Маниловыми, Ноздревыми? Пусто было кругом по части интеллигентной молодежи, …провинция продолжала в большинстве жить интересами своего угла, жизнью своей семьи. Ей не было дела ни до столичной сдавленности, ни до европейских переворотов, ни до политических, экономических идей, ими порожденных» [18, с. 343]. Впрочем, эта характеристика не вполне справедлива, хотя бы уже потому, что в городе в ту пору жили и работали государственные деятели С.Х. Кантениус, И.Н. Инзов, врач К.И. Роде, педагог Д.Т. Мизко. В этот период (с 1815 по 1834 гг.) в Екатеринославе на ул. Петербургской жила и семья Фадеевых, ставшая историческим феноменом, однако все еще малоизученным и не оцененным по достоинству. Фадеевы приехали в Екатеринослав из местечка Ржищево Киевской губернии. Глава семьи дворянин Андрей Михайлович Фадеев (1790-1867) в 1815г. был назначен на службу в Новороссийскую контору Опекунства иностранных поселенцев младшим товарищем главного судьи. Прослужив в Опекунстве три года, в 1818, после его преобразования в Попечительный Комитет колонистов южного края России, Фадеев стал начальником его екатеринославской канцелярии. Как член Екатеринославского помологического общества Фадеев внес значительный вклад в развитие садоводства в крае. Позже занимал высокие должности главного попечителя кочующих народов в Астрахани, был в Саратове управляющим Палатой государственных имуществ, а затем и губернатором. С 1846 и до конца жизни – руководитель Экспедиции государственного имущества Закавказского края в Тифлисе (Тбилиси). Подводя итог жизни этого государственного и общественный деятеля, современник напишет: «…имя Андрея Михайловича Фадеева не произносилось иначе, как с глубокою благодарностью и любовью за его высокую справедливость, за строгую внимательность… и за безукоризненную честность и бескорыстие, довольно редкие в то время». [28,  с. 6]. Действительный член Российского географического общества, Фадеев оставил свой след и в литературе, написав в последние годы жизни обширные мемуары [27]. Его «Воспоминания» стали ныне важным историческим и бесценным краеведческим источником. Они позволили в значительной степени восстановить и историю усадьбы, купленной Фадеевым в 1816 г. у неизвестного нам екатеринославца. В «Воспоминаниях» Андрей Фадеев рассказывает, как, приехав к месту назначения, купил на ул. Петербургской «дом с садом» [27, с. 41] и вскоре перевез сюда семью, а также «все имущество, пожитки и дворовых людей, которых было не мало, душ до сорока» [27, с. 41].
Хозяйка усадьбы на Петербургской – Елена Павловна Фадеева (1788-1860) – была одной из самых образованных женщин Европы начала ХІХ в. Представительница знатного рода Долгоруких, княжна, она владела пятью иностранными языками, была музыкально одарена, хорошо рисовала. В 1813 г. вопреки воле родителей вышла замуж за А.М. Фадеева. Глубокое чувство взаимной любви супруги пронесли через всю жизнь. В центре научных интересов Е.П. Фадеевой стояли естественные науки: палеонтология, минерология, археология, орнитология, ботаника (и это в начале века, который лишь к середине 1860-х всерьез увлекся естественными науками!). Кроме того, эта удивительная женщина была известным нумизматом, фалеристом, коллекция монет и наградных знаков которой насчитывала многие сотни единиц. Но главное, она была прекрасной матерью и бабушкой – педагогом, воспитавшим целую плеяду выдающихся людей.
Старшая дочь четы Фадеевых – Елена Андреевна, в замужестве Ган (1814-1842) выросла в доме на Петербургской, отсюда ушла под венец, здесь родила своего первенца (Е.П. Блаватскую). Природа одарила ее литературным и музыкальным талантом, изысканной красотой, и тонкой, чувствительной душой. В 16 она стала женой тридцатидвухлетнего капитана артиллерии, барона, выходца из знатного немецкого рода Петра Алексеевича Гана (1799-1875). В 1831 г. в семье Е.А. и П.А. Ган появился первый ребенок — дочь, которую назвали как мать, бабушку и прабабушку – Еленой. Но уже вскоре молодая женщина, считавшая любовь и супружество неразделимыми, пережила крушение «светлой идеи». Со смертью сына Саши, ее переживания стали перерастать в трагедию. В 1835 г. в семье родилась вторая дочь, Вера (В.П. Желиховская (1835-1896) тоже станет известной писательницей). Несмотря на жизненные коллизии, творческая натура Е.А. Ган требовала реализации, и в 1836 г. она попробовала себя в качестве переводчика, а затем написала свою первую романтическую повесть — «Идеал», опубликовав ее под псевдонимом Зенеида Рва. В основе сюжета повести лежит рассказ о неудачном браке и осмеянной женской любви. В течение последующих пяти лет в Петербурге были изданы 11 ее повестей. Среди них «Утбалла», «Медальон», «Теофания Аббиаджио» и другие. Все произведения Елены Ган автобиографичны. Еще при жизни ее стали называть «русской Жорж Санд», «Лермонтовым среди писательниц». Весной 1842 г. состояние здоровья Е.А. Ган резко ухудшилось, а 24 июня на руках у матери она умерла, оставив на попечении Фадеевых двух дочерей и сына Леонида. В.Г. Белинский посвящал ей статьи, а И.С. Тургенев писал: «В этой женщине было и горячее русское сердце, и опыт жизни женской, и страстность убеждений, и те «простые и сладкие» звуки, в которых счастливо выражается внутренняя жизнь…» [26, с. 77].
В доме на Петербургской родился единственный сын четы Фадеевых. Ростислав Андреевич Фадеев (1824-1883) избрал военную карьеру. Служил на Кавказе. О героизме генерала Фадеева ходили легенды. Эпизоды из его жизни стали сюжетами в «Очарованном страннике» Н.С. Лескова и «Современной идиллии» М.Е. Салтыкова-Щедрина. Генерал Фадеев был и военным историком, публицистом, автором книг «Шестьдесят лет Кавказской войны», «Вооруженные силы России» и ряда других. В предисловии к вышедшему уже после его смерти трехтомному собранию сочинений сказано: «У него было прекрасное сердце и блестящий ум, которые он всецело посвятил на служение родине. На литературном поприще, как и на боевом, во благе отечества он видел цель. Она же была силой, создавшей в нем замечательный талант и тот превосходный точный и богатый русский язык, которым говорят и пишут только люди глубоко убежденные» [32, с. 7].
В екатеринославской усадьбе Фадеевых родились и две их младшие дочери – Надежда и Екатерина. Надежда Андреевна Фадеева (1829-1919) была общественным деятелем, коллекционером. Она унаследовала собрание матери и всю жизнь пополняла его. Ее коллекции поражали современников: «Это был один их самых замечательных частных музеев. Там были собраны гербы и оружие со всех стран света, старинная посуда, китайские и японские статуи богов, византийская мозаика, персидские и турецкие ковры, картины, портреты и очень редкая и большая библиотека» [6, с. 57]. Судя по всему, Н.А. Фадеева могла стать писателем, но предпочла быть хранителем наследия семьи. Она подготовила к публикации мемуары отца и сочинения брата, написала ряд статей, посвященных старшей сестре, передала в Академию наук коллекции матери, многие годы была голосом родины для старшей племянницы. Значительную часть своей жизни она прожила рядом с сестрой Екатериной Андреевной, в замужестве Витте (1819-1898), помогая ей воспитывать пятерых детей. Имя одного из них можно найти в любой энциклопедии. Речь о знаменитом государственном деятеле, министре-реформаторе рубежа веков Сергее Юльевиче Витте (1849-1915). «Если бы у меня был хотя бы один такой министр, я бы сделал в Германии чудеса», — любил повторять Вильгельм ІІ.
В усадьбе Фадеевых родилась и была крещена старшая дочь П.А. и Е.А. Ган – Елена Петровна Блаватская (1831-1891). Она вошла в мировую историю как выдающийся знаток древних религиозных, философских и эзотерических учений, исследователь, как человек, одаренный уникальными парапсихологическими способностями. Блаватская известна и как талантливая писательница, публицистка, художница, музыкант. Свои исследования она вела на стыке науки, религии и философии. В них мудрость древних знаний соединена с современными ей научными исследованиями и смелыми научными прогнозами перспектив развития человечества. Е.П. Блаватская основала движение, воплотившееся в целом ряде обществ и духовных общин во всем мире. Созданное ею Международное теософское общество насчитывает сегодня около трехсот отделений во всем мире, не считая множества иных объединений, возникших и возникающих на базе ее идей. Ее наследие имело огромное влияние на А. Эйнштейна и Т. Эдисона, К. Циолковского и  В. Вернадского, А. Скрябина и М. Чюрлениса, Рерихов и М. Волошина, М. Ганди и Д. Неру, П. Гогена, В. Кандинского, Г. Гессе, Джека Лондона, Герберта Уэллса, и Ивана Ефремова.
Детство Е.П. Блаватской прошло на Приднепровье. С 11 лет, осиротев, воспитывалась вместе с сестрой и братом в семье Фадеевых. В 1848 г., в 17 лет в Тифлисе (Тбилиси) вышла замуж за вице-губернатора Эривани (Еревана) генерала Н.В. Блаватского. Через  несколько месяцев, оставив мужа, тайно, на английском торговом судне, покинула страну. В течение последующих двадцати лет странствовала по Европе, Северной Африке, Азии, Северной и Южной Америке, Индии, Китаю, изучая историю, культуру, философию, религию народов мира. Биографы рассказывают, что в этот период она зарабатывала себе на жизнь тем, что давала фортепианные концерты, выставляла свои картины, пыталась организовать продажу чернил и искусственных цветов. Воевала в отрядах Гарибальди и была ранена. Обучалась в Тибете и получила там Посвящение. Приезжала на родину, чтоб повидаться с родными. В 1875 г. в США основала Теософское общество, провозгласившее своей целью восстановить утраченное современностью знание скрытых сил природы, понимание единого источника происхождения вселенной и человечества, древних религиозных и философских доктрин и таким путем достичь братства всех народов. В 1878 г. Блаватская с несколькими единомышленниками уехала в Индию, где с  1881 г. в предместье Мадраса Адьяр обосновалось Теософское общество. Все эти годы она напряженно работала. Написала и опубликовала в России под псевдонимом Радда-Бай несколько книг путешествий по Индии, создала серию повестей и рассказов, объединенных в сборник «Ночные видения». Главными ее работами были уникальные труды по научно-философскому осмыслению и сравнительному анализу мифологических, естественнонаучных и религиозных систем и оккультных теорий Запада и Востока: «Разоблаченная Изида» и «Тайная Доктрина». Это К ним примыкают и другие ее книги, а также сотни статей и эссе. Последние годы жизни Е.П. Блаватская провела в Европе. Умерла в 1891 г. в Лондоне. «Если не обманывает знамение — приближается тот день, когда мир убедиться в том, что древние религии находятся в гармонии с Природой и что Наука древних охватывает все знания, которые может воспринять и вместить человеческий ум, — говорила Блаватская, — мы входим в следующий временной цикл».
Биографы Е.П. Блаватской, повествуя о ее судьбе, обязательно вспоминают Екатеринослав и дом деда, где она родилась, часто бывала в раннем детстве. Бывала она на Приднепровье и в последующие годы, но Усадьба Фадеевы уже принадлежала иным хозяевам.
А.М. Фадеев вынужден был продать ее в 1834 г. Он рассказывает: «Конторы иностранных поселенцев упразднялись, а оставлялся только один «попечительный комитет» под председательством Инзова, с крайне ограниченным штатом. … я был определен членом этого комитета, с тем же самым содержанием, какое я получал. Приходилось переезжать на жительство в Одессу, продавать за бесценок дом с прекрасным, огромным садом, со всеми почти двадцатилетними обзаведениями и приспособлениями для наших удобств, с огромной дворней, и перебираться на житье в город, где все было несравненно дороже, нежели в Екатеринославе, что, конечно, расстраивало нашу жизнь, составляло крупную неприятность» [27, с. 109-110]. Так завершился период жизни семьи Фадеевы, принесший им много счастливых и драматических событий. В Усадьбе на Петербургской они пережили счастье рождения четырех детей и внучки, наводнение в 1820, смерть крошечной дочери Анастасии и бабушки Е.П. Фадеевой – Е.И. Бранде-дю-Плесси. Здесь, как пишет Фадеев: «…я имел несчастье потерять отца моего, переселившегося в Екатеринослав, чтобы быть поближе ко мне и к моему семейству… Мать моя осталась навсегда на жительстве в Екатеринославе» [27, с. 97].
А.М. Фадеев продал свою усадьбу директору Екатеринославской казенной суконной фабрики В.И. Драгневичу, о котором Д.И. Яворницкий пишет: «Последним директором фабрики был Василий Иванович Драгневич, родом серб, моряк времен Чесменского боя, в котором он участвовал в чине гардемарина. Драгневич первый из директоров подал проект о закрытии казенной суконной фабрики в Екатеринославе, указав на громадные расходы по ней, на хищения и на злоупотребления, с которым директорам приходилось постоянно бороться. Драгневич доказывал, что для казны несравненно выгоднее и удобнее делать изготовление для гвардии сукон по заказу частных фабрик. Проект Драгневича был принят, а казенная суконная фабрика в Екатеринославе покончила свое существование в 1837 году» [34, с. 31-32].
После смерти Драгневича в 1860-е усадьба перешла во владение его зятя – М.С. Клевцова. В этот период улица Петербургская стала менять своих обитателей. Местная элита постепенно перебиралась на гору, а ее владения переходили в собственность простых мещан. Краеведы свидетельствуют: «Ближайшая к Днепру улица – Петербургская (Ленинградская) – проходила параллельно берегу реки… Реконструкция улицы началась после открытия в 1856 году пароходства и продолжения жел.-дор. ветки от вокзала до здания электростанции. С конца XIХ века и начала ХХ здесь появляется много небольших заводиков и мастерских: мыловаренный А.Н. Манзона, лопаточная ф-ка «ШЛА», мельница Ш. Гурария. Крупорушки и лесопилки – Левензона, Фаста, Михайличенко. Многие из этих предприятий задворками выходили на берег реки, куда и сбрасывали отходы» [24, с. 262].
Важным источником знаний о судьбе Усадьбы Фадеевых являются воспоминания Порфирия Яненко, опубликованные в 1887г. в «Екатеринославском юбилейном листке» (события, описанные в воспоминаниях, сам автор относит к 1841 г.): «…От моста пришлось ехать по Петербургской улице, которая не представляла ничего интересного для меня, кроме песчаных сугробов и выбоин, да самых ничтожных домиков, засыпанных по окна песком, а также лабазов разных форм и шинков с надписью: «Казенный питейный дом» ничего не было такого, на чем можно бы остановиться: лучшие там дома были только учителя гимназии, по математике, Порфирия Семеновича Семеновского (ныне Кранца), затем дом Фадеевых (ныне Станиславской) и Неймана». В 2008 г. исследователю В.С. Старостину удалось обнаружить в Государственном архиве Харьковской области документы, проливающие свет на историю усадьбы во второй половине ХІХ ст. Согласно этим документам в 1868 г. усадьба принадлежала жене коллежского асессора Лидии Степановне Франк. В 1872 г. ее владельцем стал мещанин Моисей Соломонович Шнейвис. Затем, согласно купчей крепости от 13.03.1872 г. [10, л. 8], усадьба становится собственностью Рашель Абрамовны Станиславской. Семья Станиславской, согласно этому документу, покупает «дворовое место 62 х 42 сажени со всеми без исключения находящимися на оном постройками и садом» [10]. В 1890-е гг. дом был сдан владельцами в аренду, и здесь разместилось 7-е городское женское училище. Дважды, в 1894 г. и 1906 г. усадьба попадала под залог имущества. На 1906 г. она имеет следующий адрес: ул. Петербургская, 17 (участок № 69 по 2-ой Полицейской части г. Екатеринослава), а с 1914 г. и поныне у нее номер одиннадцатый в уличной нумерации. После смерти в 1912 г. Р.А. Станиславской ее родственники судятся за наследство [10]. В 1916 г. они продают часть усадьбы, о чем свидетельствует документ: «Раздельный акт. 23 ноября 1916 г. от купленного в 1872 г. места была отчуждена часть и ныне он состоит по улице 29, 56 саженей, по меже двора наследников Овсянниковых (бывшей Секретной) 44 сажени, по меже Златина (бывшая Сергеева, ныне Ревзона) 19,40 саженей (в документе явная описка, речь идет о 1,94 саженей – Е.А.), по меже наследников Алексеева 20, 58 саженей, по меже двора Копылова 5,60 саженей, по меже двора шабат и Коган (прежде Станиславской) 38,30 саженей» [10, л. 90]. После революции Усадьба была национализирована и превращена в коммунальное жилье для более двадцати (!) семей. Вероятно, именно в это время главный дом претерпел серьезные внутренние перестройки, постепенно был уничтожен и сад, на месте которого появились вначале мастерские, а затем завод. С конца 1940-х в особняке разместилось заводоуправления «Днепростроймаша» и заводская столовая. Затем большая часть здания (кроме столовой) была передана для размещения школы рабочей молодежи при заводе (вечерняя школа № 4 располагалась в доме до 1970-х годов). В 1980-е – 1990-е здесь разместились курсы машинописи и стенографии, затем ПТУ № 51, а чуть позже – ПТУ № 63.
В 1987 г. по инициативе Исторического музея дом получил статус памятника истории ХІХ ст. (решение Днепропетровского облисполкома N180 от 16.07.1987г. Охранный номер 6156). В 1990г. Исторический музей выступил с ходатайствам о создании в доме-памятнике Музейного центра Е.П. Блаватской и ее семьи. Был создан общественный совет, начавший работу по реализации проекта. Вокруг идеи Музейного центра объединились ученые, краеведы, музееведы, представители различных организаций. В 1991 г. на доме-памятнике была установлена мемориальная доска, посвященная Е.П. Блаватской. В последующие годы сотни обращений и статей, открытых писем, публичных выс-туплений и официальных обоснований были шагами на пути к утверждению проекта. Ситуация осложнялась тем, что к Дому год от года все активнее стали проявлять интерес разного рода организации и частные лица. Они заявляли о своем намерении создать в доме-памятнике: кто оздоровительный центр, кто педагогический музей. Исторический музей, представлявший интересы общественности, был втянут в многолетнюю тяжбу в административных и судебных инстанциях вплоть до Кабинета Министров и Верховного хозяйственного суда Украины. Ситуация разрешилась только в 2004 г., когда Распоряжением Кабинета Министров Украины № 84-р от 18.02.2004 г. и Решением Днепропетровского облсовета № 521 – 24/IV от 24.12.2004 г. часть дома (к сожалению, не весь дом) была передана 31.12.2004 г. на баланс Днепропетровского исторического музея им. Д.И. Яворницкого с целью создания в нем Музейного центра Е.П. Блаватской и ее семьи (часть одноэтажного крыла здания площадью 74, 3 кв.м и сегодня все еще не передана музею).
В 2005 г. специалистами «Студии архитектурного дизайна» (научный руководитель – Е.Ф. Вандюк) были проведены комплексные историко-архитектурные исследования, позволившие выявить первоначальный облик здания-памятника. Для экспертных заключений привлекались специалисты научно-исследовательского и проектного института «Укрпроектреставрация». На базе исследований создан архитектурный эскизный проект. Исследования специалистов определили границы усадьбы и констатируют, что единственно уцелевший главный, барский дом на ее территории относительно неплохо сохранился. Двухэтажный особняк на высоком цоколе с одноэтажным крылом-пристройкой потерял балкон, возможно, башенку над входом, значительно изменена его внутренняя планировка, но необратимых изменений, к счастью, дом не претерпел и может быть восстановлен в первоначальном облике. Однако ныне с боковых и дворовой сторон он зажат пристройками, хозяйственными постройками и проходной завода «Днепростроймаш», располагающегося на исторической территории усадьбы. Ряд цехов завода, судя по всему, стоят на фундаментах флигелей и построек усадьбы (один из цехов и до последнего времени рабочие завода все еще называли «конюшней»). Специалистами ведутся работы по созданию архитектурно-реставрационного и уточнению научно-музеологического проектов. В основу реставрации и музеефикации Дома Фадеевых положены результаты проведенных натурных исследований, археологических раскопок, архивных изысканий, а также мемуарные и эпистолярные источники, изобразительные материалы и аналоги. Все эти годы в создающемся Музейном центре Е.П. Блаватской и ее семьи идут роботы по подготовке экспозиции, сбор коллекции (сегодня она насчитывает свыше  9 тысяч экспонатов), формированию научной библиотеки. Одновременно с этим, создавая выставки, проводя конференции и семинары, круглые столы и клубные встречи, специалисты реализуют программу «Открытый Дом» («Дом, где зажигаются сердца»). В соответствии с ней все работы по созданию музея ведутся непосредственно на глазах общественности. Создающийся музей открыт для посещений и экскурсанты имеют возможность увидеть, как сквозь толщу времени проступает первоначальный облик дома. Созданные временные экспозиции и выставки рассказываю о Е.П. Блаватской и ее удивительной семье, отражают ход исследовательских работ специалистов.
Одна из сложных проблем, встающих перед создателями Музейного центра – наполнение дома-памятника новым содержанием. Главным при проектировании музея в доме-реликвии является правило – «не навреди». Историческая, мемориальная, научная ценность его должна при этом возрастать, духовный потенциал – раскрываться. Тактичный, уважительный подход к нему должен проявиться в том, что планируемые экспозиции и иные формы наполнения усадьбы новой жизнью будут создаваться в гармоническом единстве с их историко-художественным образом. Созданная специалистами научная концепция Музейного центра Е.П. Блаватской и ее семьи последние годы была одобрена рядом международных конференций и рецензиями специалистов.
Перед Музейным центром сегодня три задачи:
— создание на Приднепровье мемориального, научного и культурного центра нового типа для увековечения памяти, глубокого ретроспективного и перспективного осмысления феномена Е.П. Блаватской и ее уникальной семьи;
— принятие лидирующей роли на Украине в возвращении имени Е.П. Блаватской в контекст национальной науки и культуры;
— активное участие в международной работе с целью научного осмысления трудов, общественного осознания значения наследия Е.П. Блаватской, его созидательного, духовно-объединительного потенциала.
Научная концепция Музейного центра предполагает создание международного научного и культурологического центра нового типа, в основе которого принцип комплексности. Он будет включать в себя: музейные экспозиции и выставки; научную библиотеку; исследовательский и издательский центр; клубные и общественные объединения; места креативного использования; садово-парковую зону, воссозданную в границах городской усадьбы; научно-туристический центр.
В основе концепции Музейного центра Е.П. Блаватской и ее семьи лежит принцип триединства: история трех поколений уникальной семьи, три Елены как ее высшее воплощение, три огня Е.П. Блаватской, три вектора развития научно-культурологического центра нового типа (музей – научный центр – объединение единомышленников). Внутри каждого направления вновь троичность. Так, основная экспозиция будет иметь три структурных подразделения и состоять из трех экспозиционных разделов, в том числе: экспозиция, представляющая собой фрагментарную реконструкцию интерьеров дворянской усадьбы; экспозиции-портреты, посвященные членам семьи-феномена; экспозиции, посвященные Елене Блаватской: «Судьба и наследие Е.П. Блаватской» и «Е.П. Блаватская и современность».
Музейный центр с его экспозициями и разделами, создаваясь как универсальный, объединительный вид искусства, как целостное художественно-научное произведение, будет основан на развитой системе образов, знаков и символов, как «многозначного, многоосмысленного» универсума (Вячеслав Иванов). Символы станут в экспозиции, по выражению Андрея Белого, «окнами в Вечность …К тому, что было прежде времен, к тому, что будет, обращен символ. Из символа брызжет музыка. Она минует сознание».
Стремясь восстановить нарушенную связь времен, в полной мере осознавая мемориальную значимость усадьбы, внутри первого экспозиционного раздела авторы предполагают восстановить часть интерьера исторической усадьбы, воссоздать атмосферу, в которой проходила жизнь семьи во всей ее духовной наполненности. Предполагается провести интерьерную реконструкцию трех комнат барского дома: гостиную, кабинет А.М. Фадеева и кабинет Е.П. Фадеевой-Долгорукой. При этом, учитывая, что утрачена не только сама обстановка этих комнат, но, в значительной степени, и знания о них, предполагается использовать, как основной, принцип моделирования типологического интерьера, воспроизведения по аналогии.
Второй раздел экспозиции, будет представлять собой серию экспозиционных сюжетов, своего рода портретную галерею, посвященную представителям трех поколений уникальной династии, а также их предкам и потомкам.
И, наконец, третий, раздел экспозиции будет посвящен Е.П. Блаватской. Уже сама ее личность – масштабная, разносторонняя, подвижническая, поражающая контрастами и внутренним драматизмом, требует поиска особых решений, ярких форм отражения в экспозиции. Еще более сложным и важным является поиск экспозиционного решения для рассказа в Музейном центре о наследии Е.П. Блаватской и ее влиянии на XIX, XX и начавшийся XXI век. Прежде всего и более всего именно здесь в основе экспозиции будет лежать концептуальный принцип символизма, знаковости. Экспонаты-знаки, экспозиционные сюжеты-знаки будут передавать идеи, представления и суждения Вестника Света, позволят создать атмосферу сотворчества, диалога с посетителями музея (образец для решения задачи построения экспозиции-диалога – «Ключ к теософии» Е.П. Блаватской).
Возвращаясь к трехвекторной структуре научно-культурологического центра, отметим, что вторым (после экспозиционного) направлением деятельности Музейного центра должны стать научная библиотека, исследовательский и издательский центр. Не менее важным направлением работы станет объединение единомышленников, создание и реализация программ культурно-образовательной деятельности, а также научного туризма, точнее, научного и духовного приобщения. Это третье направление, третий вектор.
При создании музейно-культурологического действа, где память будет зафиксирована в знаках, экспонаты будут служить средствами для выражения содержания. Это позволит музейными средствами воссоздать образы выдающихся людей, передать их сложный духовный мир, рассказать о наследии. Авторы стремятся к тому, чтобы динамичное произведение-экспозиция характеризовалась многогранностью и сложностью концептуальных решений, остротой и яркостью выражения. Во всех экспозиционных разделах особое значение приобретает пластическое воплощение темы, построение образа, создание экспозиционной драматургии, поиск художественно-пространственной композиции,  аранжировка цветосветовой среды, иными словами, осмысление экспозиции в качестве одного из важнейших аспектов проекта Музейного центра. Цель авторов – помочь посетителю постичь логическую связь вещей и явлений, повести его к познанию темы через сотворчество и сопереживание, через синтез научных знаний и эстетического, творческого восприятия. Предполагается создать своеобразный «текст», который нужно и созерцать, и осмысливать. Музейная экспозиция, как предметно-пространственная и эмоционально-образная среда в единстве сюжетно-концептуального и визуального ряда, воплотит «эстетически обобщенную авторскую мысль, отражающую концепцию мира и человека», станет объектом художественного творчества, тем творческим процессом, в результате которого будет создано новое полифункциональное произведение: Музейный центр Е.П. Блаватской и ее семьи.
Вся территория Дома и Сада Фадеевых воспринимается нами как единый мемориальный комплекс, как историко-культурное и природное наследие в их единстве. Важной нерешенной задачей является целостное воссоздание исторической усадьбы, возрождение уникального сада Фадеевых. Это позволит создать концептуально обусловленною среду, органически включающую в себя определенное соотношение ряда компонентов. Важным здесь является принцип средового подхода – выделение культурно-исторического городского ландшафта как объекта исторической памяти, несущего важную культурологическую и экологическую функцию, позволяющую объединить три главных компонента системы: природу, семью, историю. В основе принципа – музеефикация архитектурно-ландшафтного комплекса, в лоне, в контексте которого формировался и развивался историко-культурный феномен семьи Фадеевых. При этом обязательным условием является адекватное отражение всех сторон многогранного мира Усадьбы Фадеевых, где архитектура, пейзаж, интерьер должны восприниматься как единое художественно-образное и философски-символическое целое. При реконструкции сада особо важным аспектом станет проникновение в мировоззренческие, семантические, эстетические представления, заложенные в него Фадеевыми. Сад должен погружать в состояние философской медитации, в мир воспоминаний и ассоциаций. Сад, в данном случае, – важнейшая составная часть музея-усадьбы. Это своего рода сад-музей. Сад-музей важен для нас, кроме того, и в связи с особой ролью четы Фадеевых в истории природоведения и садоводства в крае.
Особая историко-культурная ценность Усадьбы Фадеевых открывает возможности для создания в Днепропетровске Музейного центра международного значения, объединенного общим концептуально-художественным замыслом в единую, целостную предметно-пространственную систему, которая будет нести значительный духовный, воспитательный и информационный потенциал. Музейный центр Е.П. Блаватской и ее семьи создается как живой организм, а не застывший мемориал. Он задуман как своего рода «симбиоз», который может вызывать ассоциации с «идеальными» проектами музеев Н.Ф. Федорова, мечтавшего о соединении с музеем библиотеки, школы, храма и научной обсерватории, стремившегося таким образом решить задачу воспитания через непосредственное и постоянное общение с духовным наследием. Рассказывая о прошлом, воссоздавая историю, Музейный центр будет устремлен в будущее, в творческую наполненность каждого своего нового дня. По замыслу, он должен стать «Обителью всех родов Прекрасного и вовсе не в смысле лишь сохранения тех или иных образцов, но в смысле жизненного и творящего применения их» (Николай Рерих). Темп работы ускоряется, разворачиваются ее новые направления и особенно важным сегодня представляется придание проекту международного статуса, объединения вокруг него широкой общественности в разных странах. Только при условии активного соучастия, сопереживания, сотворчества отечественной и мировой общественности возможна реализация проекта. Объединение вокруг идеи Музейного центра Е.П. Блаватской и ее семьи единомышленников – важнейшая задача все последующие годы. Пришло время, когда Усадьбе Фадеевых возвращаются изначальные функции. Она была и вновь должна стать центром, символом духовности и объединения. Как писал Николай Рерих: «…музей, он по-гречески – Дом муз. Обиталище всех муз прежде всего является символом объединения».

Библиографические ссылки:

  1. Белинский В.Г. Сочинения Зенеиды Р-вой / Собрание сочинений. В 9-ти т. – М., 1979. Т. 5. – С. 243-272.
  2. Белый А. Критицизм и символизм / Литературные манифесты от символизма до наших дней. – М., 2000.
  3. Блаватская Е.П. Ключ к теософии. – Нью-Йорк, 2005.
  4. Блаватская Е.П. Разоблаченная Изида. – В 2-х т. – М., 2004.
  5. Блаватская Е.П. Тайная доктрина.- В 2-х томах. – Минск, 1997.
  6. Богданович О.В. Блаватская и Одесса. – Одесса, 1999.
  7. Брусилов А.А. Мои воспоминания. – Минск, 2002.
  8. Витте С.Ю. Воспоминания. – В 3-х т. – М., 1960.
  9. Ган Е.А. Полное собрание сочинений. – СПб., 1905.
  10. Государственный архив Харьковской области. – Фонд 71. – Оп. 5. –Дело 3413
  11. Елена Павловна Фадеева. Биографический очерк // Кавказ, 1860.
  12. Желиховская В.П. Мое отрочество. – Петроград, 1915.
  13. Желиховская В.П. Необъяснимое или необъясненное. Из личных и семейных воспоминаний. – СПб, 1885.
  14. Желиховская В.П. Елена Андреевна Ган, писательница-романистка в 1835-1842 гг. // Русская старина. – СПб., 1887. – Март. – Т. 53.
  15. Желиховская В.П. Рада-Бай. – М., 1992.
  16. Иванов В.И. Родное и вселенское. М., 1994.
  17. Крэнстон Сильвия. Е.П.Блаватская: Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения. Рига – Москва, 1996.
  18. Некрасова Е.С. Елена Андреевна Ган (Зенеида Р-ва) // Русская старина. – 1886. – Т. VІІІ.
  19. Опись дел Опекунской конторы 1781-1818 гг. – Днепропетровск, Киев, 1997.
  20. Охлябинин С.Д. Повседневная жизнь русской усадьбы XIX века. – М., 2006.
  21. Поляков Т.П. Как делать музей? О методике проектирования музейной экспозиции. – М., 1997.
  22. Рерих Е.И. Письма. – Минск, 1992.
  23. Рерих Н.К. Врата в будущее. – Рига, 1936.
  24. Стародубов А.Ф., Самодрыга В.В., Иванов С.С. Память истории. – Д., 2001.
  25. Попечительный Комитет об иностранных поселенцах Южного края России. 1799-1876. – Одесса, 1998.
  26. Тургенев И.С. Полн. собр. соч. В 28-ми т. – М. – Л., 1963. Т. 5.
  27. Фадеев А.М. Воспоминания. 1790-1867. В двух частях. Одесса, 1897.
  28. [Фадеева Н.А.] Несколько вступительных слов / Воспоминания Андрея Михайловича Фадеева. 1790-1867 гг. – Одесса, 1897.
  29. Фадеева Н.А. Перечень значительных работ Елены Павловны Фадеевой, оставшихся после нее. – Одесская государственная научная библиотека. Пушкинский фонд. – Рукопись 17/6. – Л. 129.
  30. Фадеева Н.А. Фадеева Елена Павловна / Русский биографический словарь. Под ред. А.А. Половцева. – СПб., 1901. – Т. 21.
  31. Фадеев Р.А. Кавказская война. – М., 2003.
  32. Фадеев Р.А. Собрание сочинений. – СПб., 1889.
  33. Фатов Н.Н. Библиографические материалы для изучения жизни и творчества Е.А. Ган. [Хронологическая канва и указатель литературы]. // Известия отделения русского языка и словесности Императорской Академии наук. – Петроград, 1914. – Т. ХІХ. – кн. 2. – С. 211-263.
  34. Яворницкий Д.И. История города Екатеринослава. – Д., 1996.

Автор: Аліванцева О.В. — зав. відділом ДІМ

Джерело: Роль музеїв у культурному просторі України й світу: стан, проблеми, перспективи розвитку музейної галузі. (Збірник матеріалів загальноукраїнської наукової конференції з проблем музеєзнавства, присвяченої 160річчю заснування Дніпропетровського історичного музею ім. Д.І. Яворницького) Вин. 11. — Д.: АРТПРЕС. 2009. 608 с.



Hosting Ukraine Проверка тиц