Днепропетровский национальный исторический музей

Эксперимент в музее

Одним из направлений работы исторического музея является разработка и проведение занятий и экскурсий для самых маленьких посетителей музея.
Однако пока опыт общения большинства музейных работников с аудиторией дошкольников и младших школьников незначителен, и из-за этого возникают многочисленные сложности с определением содержания экскурсий для детей, количества и типа экспонатов, с выбором адекватных форм и методов проведения занятий. В связи с этим особую значимость приобретают исследования психологических особенностей и условий эффективного восприятия посетителями и, в частности, младшими школьниками экспозиций исторического музея. В данной статье представлены результаты эксперимента, проведенного в Днепропетровском историческом музее.
Первый этап экспериментального исследования преследовал цель выявить уровень психологической готовности младших школьников к посещению музея. Для этого надо было выяснить, какие вообще исторические знания имеют младшие школьники и какова их эмоциональная установка на посещение музея. С этой целью использовался метод беседы.
В качестве испытуемых выступили 24 ребенка в возрасте 7,5—8 лет, учащиеся 1-го класса СШ № 58 г. Днепропетровска. Беседа проводилась по заранее намеченному плану. Нас интересовало прежде всего понимание ребенком, что такое «прошлое», какие у ребенка есть конкретные исторические знания и представления.
В результате беседы нами установлено, что само слово «прошлое» адекватно используется детьми в разговорном контексте. По их мнению, это — «то, что было раньше», «это время прошло, его возвратить нельзя», «это было, когда мы еще не родились» и т. д.
Однако, что касается конкретных исторических познаний, то лишь 45% детей знают современное название нашего государства «Украина», остальные полагают, что они живут в Днепропетровске, или в «СССР».
Наиболее труден для младших школьников вопрос о конкретных исторических событиях, на него попытались ответить менее 50% детей. Вот их ответы, например: «Была война», «Были гражданская и Отечественная войны», «Война», «.-.воевали».
На вопрос об исторических личностях попытались ответить 60% детей. Чаще всего называются имена — Ленин, Шевченко, по 1—2 раза были названы имена Петра I, Николая II, А. С. Пушкина, Сталина, Горбачева.
По единодушному мнению детей, люди в прошлом жили «по-другому», «жизнь отличалась от нашей»; «Раньше носили другую одежду, длинные платья, дома были другие, повозки были», «Раньше не было машин, троллейбусов…, другая была мебель, не было таких игрушек и фламастеров для маленьких…», «Раньше не все дети учились в школе, другие были игры», «У взрослых было свое хозяйство…», «Тогда были цари. Были и бедные и богатые», «-..Когда была война, жили плохо», «Раньше все меньше стоило. Было лучше, чем сейчас», «Раньше люди больше радовались», «Раньше не было таких автомашин, ездили на лошадях. Раньше люди были более миролюбивые. Были добрее друг к другу».
В целом можно сказать, что 7—8-летние дети имеют упрощенное, «одномерное» представление о прошлом, т. е. как правило, имеют в виду какой-то один исторический период: «до революции», «война с немцами».
Что касается эмоциональной установки ребенка на посещение музея — то она положительна.
На вопрос «Почему ты хочешь побывать в музее?» Дети отвечают: «Там классно!», «Там интересно!». Это говорит о том, что у младших школьников присутствует ярко выраженная потребность действенно воспринимать и познавать все новое, не бывшее в их опыте. Это создает благоприятный психологический фон, которым должны воспользоваться экскурсоводы для передачи детям новых исторических знаний, важных для формирования их личности в целом.
На втором этапе нашего исследования мы попытались проверить правильность нашей гипотезы о наличии феномена возрастной избирательности восприятия экспозиции исторического музея у детей младшего школьного возраста. Для этого был применен метод наблюдения, заключавшийся в протоколировании объектов выбираемых детьми в ходе осмотра экспозиции и фиксации их речевых высказываний. В эксперименте участвовали 17 детей, осматривавших экспозицию самостоятельно со своими родителями, без экскурсовода.
Эксперимент проводился на базе зала № 1 «Наш край в древности».
В ходе исследования мы выделили следующие виды экспонатов, представленных в зале:

  • фото, репродукции;
  • макеты;
  • оружие металлическое;
  • средства передвижения;
  • керамические изделия;
  • предметы быта;
  • украшения; произведения искусства;
  • культовые принадлежности;
  • останки животных. Всего — 1116 экспонатов.

Анализ экспериментальных материалов позволяет констатировать, что в экспозиции зала, где происходило исследование, большая часть экспонатов оказалась вне круга внимания школьников младшего школьного возраста. Примерно 3,5% (30 экспонатов) находилось в «активной зоне» и включалось в ответы школьников. Время осмотра экспозиции заняло у школьников 20—25 минут. При этом среди экспонатов «активной зоны» почти всеми детьми этого возраста называются 12—13 экспонатов.
Мы учитывали, что восприятие — двусторонний процесс, характеризуемый как объективными, так и субъективными, причинами.
Рассматривая субъективные причины восприятия, мы пришли к выводу, что дети выделяют, во-первых, — предметы НЕЗНАКОМЫЕ, имеющие неясное для них назначение, сопровождая процесс восприятия такими   высказывапнями: «Ты посмотри, какие камни, а зачем они?» Чаще всего змучит вопрос «что это?». Во-вторых, — дети отмечают ПРЕДМЕТЫ, КОТОРЫЕ ИМ ЗНАКОМЫ ИЛИ КАЖУТСЯ ЗНАКОМЫМИ. Так, фигурки древних людей дети называют «куколками», «игрушечками», говорят: «А, это игрушечки. Они ими игрались!». Любые же металлические изделия, имеющие округлую форму или форму пластины, они считают монетами. Как сказал один из испытуемых: «Класс!» Это супермонеты! А они золотые?».
Ребенок стремится все воспринимать в действии. Воспринимать для него — значит действовать. Подобная связь конкретного предмета с определенным видом деятельности может приводить к ситуациям, кажущимся взрослому человеку забавными (так испытуемый 6 лет, видя скелет человека, положенный в позу спящего, говорит: «Папа, смотри, скелет спит!»).
Однако, субъективная сторона восприятия еще не до конца объясняет, почему ребенок выбирает те, а не иные предметы в экспозиции- Нам представляется возможным ответить на этот вопрос в связи с объективными качествами эк-, спонатов и экспозиции в целом. Если говорить об экспозиции в целом, то мы условно разбили ее на ТРИ ЗОНЫ ЗРИТЕЛЬНОГО ВОСПРИЯТИЯ по вертикали, соответственно нижнюю, среднюю и верхнюю зоны. Сделав развертку зала, отметив на ней детские выборы и соединив их отрезками, мы получили своеобразную «матрицу» зрительной избирательности восприятия экспозиции зала № 1. Мы пришли к выводу, что большинство предметов, отмеченных детьми, оказались в нижней и средней зоне восприятия, так как, желая манипулировать с предметом, ребенок часто подходит вплотную к витрине.
Далее, мы приходим к выводу о том, что внимание детей привлекают объекты, ЯРКИЕ ПО ОКРАСКЕ. Например, многие дети выделяют маленький кусочек охры красного цвета, хотя вокруг — множество более интересных по форме экспонатов.
Следующим качеством экспоната, значимым для ребенка, следует считать его РАЗМЕР: подавляющее число экспонатов, выбираемых детьми, имеют средний или крупный размер. Подобные экспонаты хорошо выделяются на фоне других, что упрощает процесс их зрительного восприятия. Многие средние и крупные по размерам экспонаты, находящиеся в зале, оказываются вовлеченными в процесс целенаправленного восприятия младших школьников. Это такие, например, экспонаты, как: гончарная печь («Печка!»,   «Ого, пещера здоровая! А чего там горшки стоят?»), кольчуги и щит, крупные кувшины и др. Причем, многие из них находятся вне витрин, в центре зала, что облегчает их восприятие, так как можно лучше изучить их структурные элементы и внешний вид, обойдя со всех сторон.
Итак, данное исследование показало, что в экспозиции исторического музея младшие школьники прежде всего выделяют:

  1. экспонаты красочные, отличающиеся новизной, оригинальностью;
  2. экспонаты, внешний вид которых знаком или кажется знакомым;
  3. макеты, иллюстрирующие подлинную жизненную обстановку;
  4. объемные крупные предметы;
  5. экспонаты, составляющие цветовой и размерный контраст с окружающими объектами.

Проведенное исследование позволило раскрыть особенности избирательности восприятия школьниками младшего школьного возраста музейной экспозиции, что крайне важно учитывать при разработке новых приемов и методов работы с детьми в музеях.

Автор: Сидоренко Т.Н. — к.п.н.

Джерело: З минувшини Подніпров’я. — Дніпропетровськ:  «Дніпро», 1995. — 177 с.



Hosting Ukraine Проверка тиц