Днепропетровский национальный исторический музей

Фадєєва Олена Павлівна

Елена Павловна Долгорукая (11(23). 10. 1788 [по другим источникам – 1789], имение Низки, Могилевской губернии – 12 (24). О8.1860 [по другим источникам – 1862], Тбилиси), в замужестве Фадеева, – была наследницей двух знатных родов: французского и русского. Биограф свидетельствует: «Она принадлежала к одному из самых древних русских родов, восходящих к Рюрику, основателю династии русских князей. Происходит род от св. князя Михаила Черниговского, замученного в Золотой Орде за отказ поклониться языческим идолам. Потомок его, прозванный Долгоруким, и стал родоначальником князей Долгоруковых, среди которых были известные полководцы, государственные деятели и писатели. …князь Павел Васильевич Долгоруков, генерал-майор времен Екатерины Великой, был товарищем и сослуживцем Кутузова. Французская ветвь была привита к родословному древу, когда князь Павел Васильевич женился (в 1787 году – Е.В.А.) на Генриетте де Бранде дю Плесси, принадлежавшей к знатному французскому роду, один из предков которой, гугенот, эмигрировал в Саксонию. Ее отец, Адольф де Бранде дю Плесси, служил в Саксонии, оттуда, получив приглашение, поступил в чине капитана на военную службу в России в начале царствования ЕкатериныІІ. Адольф Францевич командовал армейским корпусом в Крымской кампании, был любимцем Суворова, ему покровительствовал граф Панин. Дочь Павла Васильевича и Генриетты Адольфовны, княжна Елена Павловна … была удивительной личностью. В то время в России женщин не принимали в высшие учебные заведения, и она получила серьезное и многостороннее домашнее образование. Елена Павловна свободно говорила на пяти языках, прекрасно рисовала и музицировала» [1].
Наследница одной из самых знатных фамилий в Российской империи, последняя представительница старшей линии князей Долгоруких, по свидетельству ее внучки В.П.Желиховской, с юности имела склонность к серьезным и основательным занятиям наукой, что привело ее к изучению и занятиям «археологией, нумизматикой, ботаникой» не в качестве «дамы-любительницы, а положительно, на практике, составляя редкие драгоценные коллекции, исписывая тома, состоя в ученой переписке и деятельной мене (т.е. обмене – Е.В.А.) изысканий своих и рисунков с европейским известными натуралистами: с президентом лондонского гео[лог]ического общества Мурчисоном,со Стевеном, бэром, Абихом, Карелиным. [Гоммер де] гельв своих сочинениях… многократно упоминает о нейкак о замечательно ученой особе, во многом руководившей им в его изысканиях. Lady Stanhope, известная английская путешественница (изъездившая весь мир в мужском костюме), в одном из сочинений своих о России говорит о ней, «что встретилась в этой варварской стране с такой удивительно ученой женщиной, которая прославилась бы в Европе, если б не имела несчастья проживать на берегах Волги, где мало кто может понять ее и никто не в состоянии ее оценить…» Она оставила более 70 толстых томов своих рисунков цветов, древностей, монет и переписанных ею редких экземпляров сочинений» [2]
1813 года одна из самых интеллектуально развитых женщин своего времени вышла замуж за русского дворянина из знатного, но небогатого рода Андрея Михайловича Фадеева (1789 — 1867). Это был брак по взаимной и глубокой любви, вопреки воле родителей, считавших его неровней дочери. В своем выборе княжна Елена Павловна не ошиблась. Ее избранник был человеком высоких моральных и нравственных качеств, которые проявились в его государственной и общественной деятельности. На любом посту, а Андрей Михайлович со временем был и губернатором, и крупным чиновником Коллегии иностранных дел, он пользовался всеобщим доверием и уважением. Интеллектуал, он остался в отечественной истории и действительным членом Российского географического общества, и ученым, и писателем. Литературную известность принесли Фадееву дважды уже после его смерти изданные мемуары. Во многом благодаря его «Воспоминаниям» мы имеем возможность восстановить события, происходившие и в Екатеринославе, и в других местах, где жила семья Фадеевых.
В январе 1814 года в местечке Ржищев Киевской губернии у четы Фадеевых родился первый ребенок: девочка, которую как и мать, назвали Еленой. В последствии Елена Андреевна Ган (1814— 1842) станет известной русской писательницей, автором романтических повестей, высоко оцененных Белинским и Тургненевым. О своей матери Елена Ган напишет: “Если я скажу вам, что она была нашей кормилицей, няней, наставницей, нашим ангелом блага на земле, то все еще не выражу той бесконечной, бескорысной, всем жертвующей привязанности, которою счастливила она наше детство” [3]
В начале лета 1815 года титулярный советник, 25-летний А.М.Фадеев получил назначение на службу в одно из подразделений Коллегии иностранных дел – «в Новороссийскую Контору Опекунства иностранных поселенцев на вакансию младшего товарища главного судьи». В середине июля 1815 года супруги Фадеевы вместе с годовалой дочерью приехали в Екатеринослав.
С 1815 по 1834 Фадеев служил в Екатеринославе (вначале чиновником, а позже управляющим канцелярии Попечительного комитета колонистов юга России). О том, каким был город в те годы А.М.Фадеев вспоминал в своих мемуарах: «Екатеринослав тогда представлял более вид какой-то голландской колонии нежели губернского города. Одна главная улица тянулась на несколько верст, шириною шагов в двести, так что изобиловала простором не только для садов и огородов, но даже и для пастбища скота на улице, чем жители пользовались без малейшего стеснения. На горе красовались развалины Екатерининского собора и Потемкинского дворца. Я застал его уже с поврежденною крышею, без окон, без дверей; одна комната была завалена бумагами, составляющими потемкинский архив при управлении его Новороссийским краем. Никто об этом архиве не заботился и даже при дворце не находилось ни одного караульного. Я из любопытства несколько раз рылся в громаде бумаг и находил интересные черновые письма, писанные самим кн. Потемкиным к разным лицам, переписку его секретарей с губернаторами и проч. Через несколько лет этой груды бумаг, в которой, без сомнения, нашлось бы много любопытного, уже вовсе там не существовало, а только клочки их валялись, рассеянные по саду, окружающему дворец. …Общество в Екатеринославе, за исключением двух-трех личностей, было весьма первобытное… помещики, проживавшие в городе, были почти все вышедшие в дворянство или достигшие значения по своему состоянию, из приказных, откупщиков, подрядчиков, лакеев и всякой челяди потемкинской и его фаворитов. Обхождение многих помещиков с их людьми было самое бесчеловечное. Приведу один пример: сенаторша Б. Секла своих людей до полусмерти, заутюживала своих девок и проч. Образ их жизни был самый забулдыжный: карты, обжорство, пьянство, пустая болтовня и сплетни занимали их все свободное время” [4].
В Екатеринославе Фадеевы купили на улице Петербургской (ныне Ленинградская,11) красивый каменный дом. Вокруг дома, как свидетельствуют мемуары А.М.Фадеева, был большой сад. Этот дом — целая эпоха в жизни Фадеева. Здесь у Фадеевых родилось еще трое детей. Дочери — Екатерина, Надежда, сын — Ростислав. В этом доме Фадеевы прожили девятнадцать лет. Из него ушла под венец их старшая дочь. Здесь в 1831 году родилась и их первая внучка, которую, как бабушку и мать назвали Еленой. Прослужив в екатеринославской канцелярии Попечительного комитета о колонистах юга России три года, в 1818 Фадеев был назначен ее начальником. Канцелярия Комитета располагалась на улице Большой (дом, к счастью, сохранился, и ныне в нем на пр. Карла Маркса,64 расположен музей «Литературное Приднепровье»). В 1820 году в канцелярии неоднократно бывал А.С.Пушкин, присланный, а фактически, сосланный сюда царем на службу. Любопытно, что Елена Павловна Фадеева одной из первых заметила талант юного Пушкина, с которым впервые вскользь увиделась в Екатеринославе в 1820 году. А в 1822 году, благодаря Андрею Михайловичу Фадееву, в доме Фадеевых появились рукописи Пушкина. А.М.Фадеев в те годы по долгу службы ежегодно, а то и по нескольку раз в год ездил из Екатеринослава в Кишинев к Главному попечителю колонистов юга России, наместнику Бессарабии генералу от инфантерии Ивану Никитичу Инзову.
В «Воспоминаниях» Фадеева мы читаем: «В этот год (1822 — Е.В.А.) я ездил в Бесарабию. В Кишиневе Инзов всегда приглашал меня остановиться у него в доме. Пушкин, в продолжение своей кишиневской ссылки, тоже жил сначала у Инзова. Дом был не особенно велик, и во время моих приездов меня помещали в одной комнате с Пушкиным, что для меня было крайне не удобно, потому что я приезжал по делам, имел занятия, вставал и ложился спать рано, а он по целым ночам не спал, писал, возился, декламировал и громко мне читал свои стихи. Летом разоблачался совершенно и производил все свои ночные эволюции в комнате, во всей наготе своего натурального образа. Он подарил мне свои рукописные поэмы, писанные им собственноручно, «Бахчисарайский фонтан» и «Кавказский пленник». Зная любовь моей жены к поэзии, я повез их ей в Екатеринослав вместо гостинца, и в самом деле оказалось, что лучшего подарка сделать ей не мог. Она пришла от них в такое восхищение, что целую ночь читала и перечитывала их несколько раз, а на другой день объявила, что Пушкин, несомненно «гениальный, великий поэт». Он тогда был еще в начале своего литературного поприща и не очень известен. Я думаю, что Елена Павловна едва ли не одна из первых признала в Пушкине гениальный талант и назвала его великим поэтом» [5].С годами в семье Фадеевых поэт стал высоко почитаем, десятки его стихотворений были вписаны в альбомы хозяйки дома и ее дочерей.
В 1834 году А.М.Фадеев был переведен в Одессу, где отныне размещалась штаб-квартира комитета. Здесь он занимал должность члена Комитета иностранных колонистов южного края. В Одессе в 1835 году у Фадеевых родилась их вторая внучка – Верочка, позже Вера Петровна Желиховская (1835 – 1896). И эта представительница семьи Фадеевых станет знаменита. Она войдет в отечественную литературу как превосходная детская писательница, книги которой выдерживали по десять-двенадцать изданий. Оставила она и мемуарные сочинения, в том числе посвященные бабушке – Елене Павловне: «Не могу не остановиться на замечательной личности своей бабушки, Елены Павловны Фадеевой. Не было человека, который бы не ценил, не любил и не уважал ее. Но никто, кроме самых близких людей, не знал всесторонних ее достоинств, умственных и нравственных, а потому оценить ее вполне не мог. Она была прекрасная жена и мать; заботилась о семье так, что умела не только детям, но и внукам своим замещать наставников и учителей по многим предметам и наук и искусств. С самых молодых лет она любила серьезные положительные знания и неустанно училась. Она говорила на пяти языках; знала историю, естественные науки; занималась археологией, ботаникой, и занималась ими не как «дама любительница», а положительно, составляя редкие, драгоценные коллекции, исписывая томы, состоя в ученой переписке с Президентом Лондонского географического общества Мурчисоном, со Стевеном, Бером, Абихом, Карелиным… Она была каким-то многосторонним колоссом знаний и практически-благотворной деятельности».
В конце 1835 года Фадеев получил новое назначение и в мае 1836 переехал с семьей в Астрахань, где стал главным попечителем кочующих народов. Затем его перевели в Саратов, и он стал управляющим Палатою государственных имуществ, а чуть позже и саратовским губернатором.
1842 год принес Фадеевым горе потери старшей дочери – Елены. Она умерла в Одессе, на руках у матери и, согласно ее последней, предсмертной, просьбе, Фадеевы забрали к себе и вырастили всех троих ее детей: дочерей Елену и Веру и сына Леонида. Биограф Е.П.Блаватской доносит до нас любопытную информацию о жизни семьи Фадеевых в Саратове, о детстве воспитанников Елены Павловны, ее детей и внуков: “На лето вся семья переезжала на губернаторскую дачу – большой старинный дом, окруженный садом, с таинственными уголками, прудами и глубоким оврагом, за которым темнел спускавшийся к Волге лес. …а когда наступала зима необыкновенный кабинет … ученой бабушки представлял такой интересный мир, который способен был воспламенить и не столь живое воображение. В этом кабинете было много диковенных вещей: стояли чучела разных зверей, виднелись оскаленные головы медведей и тигров, на одной стене пестрели, как яркие цветы, прелестные маленькие колибри, на другой – как живые сидели совы, соколы и ястребы, а над ними, под самым потолком, распростер крылья огромный орел. Но страшнее всех был белый фламинго, вытягивавший длинную шею совсем как живой. Когда дети приходили в бабушкин кабинет, они с адились на набитого черного моржа или на белого тюленя, и в сумерках им казалось, что все эти звери начинали шевелиться, и много страшных и увлекательных историй рассказывала про них маленькая Елена Петровна, особенно про белого фламинго, крылья которого казались обрызганными кровью” [6].
В 1846 году Фадеева перевели на службу в Тифлис (ныне Тбилиси). Там он служил до 1867 года, то есть до конца жизни, являясь в эти годы членом Совета Главной управы наместника кавказского и руководителем экспедиции государственного имущества Закавказского края. В Тбилиси Фадеевы жили в большом доме невдалеке от Головинского проспекта, купленном у вдовы грузинского поэта-романтика и общественного деятеля А.Г.Чавчавадзе после его трагической гибели. В доме Фадеевых всегда бывало много гостей, с большим почтением относившихся к хозяевам, которые выделялись в любом обществе эрудицией, высокой культурой, отзывчивостью, добротой и порядочностью. Исследователь Е.Ф.Писарева пишет: «О семье Фадеевых мне пришлось много слышать от Марьи Григорьевны Ермоловой, обладавшей необыкновенно отчетливой памятью и знавшей хорошо всю семью, когда последняя жила в Тифлисе, где муж г-жи Ермоловой был губернатором в сороковых годах 19-го столетия». Ермолова рассказывала Писаревой и о том, что семья Фадеевых «пользовалась прекрасной репутацией» в Тифлисе, а Елену Павловну «ставили так высоко за ее выдающиеся качества, что, невзирая на то, что сама она ни у кого не бывала, весь город являлся к ней на поклон» [7].
Умерла Елена Павловна Фадеева в 1860 (по другим источникам в 1862) году и похоронена в Тифлисе (Тбилиси) на подворье церкви Спасо-Вознесения. Через несколько лет, в 1867 году, рядом с ней был похоронен и Андрей Михайлович Фадеев. В годы революции церковь была уничтожена. Затерялись, исчезли и следы могил четы Фадеевых.
Все, кто знал Елену Павловну Фадееву, кому посчастливилось быть в кругу ее близких, очень высоко ценили и с большим почтением отзывались о ней. О ее жизни сын, Ростислав Андреевич писал как о «полезной, деятельной, чистой, исполненной серьезного труда и самоотвержения, страдальческой и благородной… Елена Павловна почти с детства, всю свою жизнь , занималась серьезно и с преданностью к делу, многосторонними науками, в особенности историческими и естественными, составляющими ее ежедневное, обычное занятие, до последнего часа ее жизни, несмотря на тяжкие удручавшие ее недуги, и паралич, поразивший сторону тела, и лишивший употребления правой руки вследствие чего, чтобы не расставаться со своими занятиями, силою воли и терпением, она заставила себя приучиться рисовать и писать левой, больной, два раза изломанной рукой…» [8] Елена Павловна, по словам исследователя Е.Ф.Писаревой, «оставила по себе память замечательной и глубоко образованной женщины, необыкновенной доброты и совершенно исключительной для того времени учености; она переписывалась со многими учеными, между прочим с президентом Лондонского географического общества Мурчисоном, с известными ботаниками и минерологами, один из которых (Гомер-де-Гель) назвал в ее честь найденную им ископаемую раковину Venus-Fadeeff. Она владела пятью иностранными языками, прекрасно рисовала и была во всех отношениях выдающейся женщиной» [9].
И все же главной заслугой Е.П.Фадеевой были ее воспитанники — дети и внуки. Вместе с мужем она воспитала блестящую плеяду детей и внуков прославивших себя в стране и мире.Среди них дочь Елена — писательница, сын — Ростислав, артиллерийский генерал, военный писатель-публицист, историк, дочь Надежда — известный в Одессе педагог; внуки: всемирно известная создательница теософского учения и теософского общества, писательница Елена Петровна Блаватская, детская писательница Вера Петровна Желиховская, выдающийся государственный и политический деятель Сергей Петрович Витте.

Примечания:

[1] Сильвия Крэнстон. Е.П.Блаватская. Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения. – Рига: ЛИГАТМА, 1999. – С.19 –20.
[2] Желиховская В.П.Елена Андреевна Ган, писательница-романистка в 1835 1842 гг. // Русская старина. – СПб., 1887. – Март. – Т.53. — №3. – С.764.
[3] Е.А.Ган. Суд света. / Полное собрание сочинений – СПб. : Н.Ф.Мертц, 1905. – С 354.
[4] А.М.Фадеев. Воспоминания. – Одесса, 1897. – С.42 – 43.
[5] А.М.Фадеев. Воспоминания. 1790 –1867. В двух частях. – Одесса, 1897. – С.77 –78.
[6] Писарева Е.Ф. Елена Петровна Блаватская . Биогрфический очерк. – Киев: МП «Элисс», 1991. – С.16.
[7] Писарева Е.Ф. Елена Петровна Блаватская . Биогрфический очерк. – Киев: МП «Элисс», 1991. – С.15 –16.
[8] Одесская государственная научная библиотека. Пушкинский фонд. – Рукопись 17/9. – Л.3 –3 об.)
[9] Писарева Е.Ф. Елена Петровна Блаватская . Биогрфический очерк. – Киев: МП «Элисс», 1991. – С.15.

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Богданович О.В. Блаватская и Одесса.
  2. Витте С.Ю. Воспоминания (в 3-х томах). – М.: Соцэгиз, 1960.
  3. Витте С.Ю. Избранные воспоминания. 1849 – 1911. – М.: Мысль, 1991.
  4. Елена Павловна Фадеева (биографический очерк). // Кавказ. – 1860. – 15 сентября. – С.426.
  5. Ган Е.А. Полное собрание сочинений. – СПб: Н.Ф. Мертц, 1905.
  6. Желиховская В.П. Необъяснимое или необъясненное (Из личных и семейных воспоминаний). – СПб, 1885.
  7. Крэнстон Сильвия. НРВ: Е.П.Блаватская: Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения. – Рига – Москва: Сигатма – Сирин, 1996.
  8. Мэри К.Нэф. Личные мемуары Е.П.Блаватской. – М.: Сфера, 1993.
  9. Писарева Е.Ф. Елена Петровна Блаватская . Биогрфический очерк. – Киев: МП «Элисс», 1991.
  10. По поводу статьи «Роман одной забытой романистки» // Исторический вестник. – 1886. – ноябрь. – С.456 – 462.
  11. Фадеев А.М. Воспоминания. 1790 – 1867 (в двух частях). – Одесса: Тип. Южнорусского Общества печатного дела, 1897.
  12. Фадеева Н.А.Заметки о родословной князей Долгоруковых // Русский архив. – 1866. – №8-9. – С.1339 – 1348.
  13. Фадеева Н.А. Фадеева Елена Павловна. / Русский биографический словарь. Под ред. А.А.Половцева. – СПб., 1901. – Т. 21.
  14. Фатов Н.Н. Библиографические материалы для изучения жизни и творчества Е.А.Ган (хронологическая канва и указатель литературы) // Известия отделения русского языка и словесности Императорской Академии наук. – 1914. – Т. ХІХ. – кн. 2 . – С.211 – 263.


Hosting Ukraine Проверка тиц