Днепропетровский национальный исторический музей

Фадеев Андрей Михайлович

Биографическая справка.

Андрей Михайлович Фадеев родился 31.12.1789 (12.01.1790) в городе Ямбурге Петербургской губернии. Русский столбовой дворянин, “зачисленный на гражданскую службу по обычаю тогдашнего времени, при своем отце, впоследствии он проходил разнообразные должности. В 17 лет был уже титулярным советником” [1], – пишет о нем дочь Надежда Фадеева.9 февраля 1813 года
Фадеев обвенчался с Еленой Павловной Долгорукой (1789 –1862), которую очень любил, буквально обожал всю свою жизнь. И неудивительно. Последняя представительница старшей линии князей Долгоруких была одной из самых образованных женщин своего времени. «Удивительная, уникальная женщина, оставившая о себе память замечательного и глубоко образованного человека, необыкновенной доброты и совершенно исключительной для того времени учености, глубокой и искренней религиозности», – пишет современник.
В январе 1814 года в местечке Ржищево Киевской губернии у Фадеевых родился первый ребенок — дочь, которую, как и мать, назвали Еленой. А 25 июня 1815 года Фадеев получил предписание министра внутренних дел П.О.Козодавлева о назначении его «в Новороссийскую Контору Опекунства иностранных поселенцев на вакансию младшего товарища главного судьи» и требование правительства «немедленно отправиться в Екатеринослав в тамошнюю опекунскую контору и присутствовать в оной».
Так, с весны 1815 года, титулярный советник, 25-летний Андрей Михайлович Фадеев стал членом конторы иностранных поселенцев в Екатеринославе. Чета Фадеевых с годовалой дочерью приехала в Екатеринослав из Киевской губернии в середине июля 1815 года.
Молоды были они – молод был в то время и город. Вот как характеризует его глава семьи Андрей Михайлович: “Екатеринослав тогда представлял более вид какой-то голландской колонии, нежели губернского города. Одна главная улица тянулась на несколько верст, шириною шагов в двести, так что изобиловала простором не только для садов и огородов, но даже и для пастбища скота на улице, чем жители пользовались без малейшего стеснения. На горе красовались развалины Екатерининского собора и Потемкинского дворца. Я застал его уже с поврежденною крышею, без окон, без дверей; одна комната была завалена бумагами, составляющими потемкинский архив при управлении его Новороссийским краем. Никто об этом архиве не заботился и даже при дворце не находилось ни одного караульного. Я из любопытства несколько раз рылся в громаде бумаг и находил интересные черновые письма, писанные самим кн. Потемкиным к разным лицам, переписку его секретарей с губернаторами и проч. Через несколько лет этой груды бумаг, в которой, без сомнения, нашлось бы много любопытного, уже вовсе там не существовало, а только клочки их валялись, рассеянные по саду, окружающему дворец.
…Общество в Екатеринославе, за исключением двух-трех личностей, было весьма первобытное… помещики, проживавшие в городе, были почти все вышедшие в дворянство или достигшие значения по своему состоянию, из приказных, откупщиков, подрядчиков, лакеев и всякой челяди потемкинской и его фаворитов. Обхождение многих помещиков с их людьми было самое бесчеловечное. Образ их жизни был самый забулдыжный: карты, обжорство, пьянство, пустая болтовня и сплетни занимали их все свободное время”[2].
Для аристократов, утонченных интеллигентов Андрея и Елены Фадеевых такая среда, такая жизнь были отвратительны. Потому круг общения их в Екатеринославе многие годы оставался узким, что компенсировалось письмами и поездками. И интересы их были другими: государственная служба, публицистика у главы семьи; широкие научные интересы (ботаника, палеонтология, минералогия, орнитология, нумизматика и многое другое) у его супруги, и, конечно же, и это самое главное, – дети: их воспитание и образование, любовь к ним, забота о них.
В Екатеринославе Фадеевы купили на улице Петербургской (ныне Ленинградская, 11) красивый каменный дом. Вокруг дома, как свидетельствуют мемуары А.М.Фадеева, был большой сад. Здесь у Фадеевых родилось еще трое детей. Дочери — Екатерина, Надежда, сын — Ростислав. В этом доме Фадеевы прожили девятнадцать лет. Из него ушла под венец их старшая дочь. Здесь в 1831 году родилась и их первая внучка, которую, как бабушку и мать назвали Еленой.
Прослужив в екатеринославской канцелярии Попечительного комитета о колонистах юга России три года, в 1818 Фадеев был назначен ее начальником. Канцелярия Комитета располагалась на улице Большой (дом, к счастью, сохранился, и ныне в нем на пр. Карла Маркса,64 расположен музей «Литературное Приднепровье»).
По долгу службы А.М.Фадеев ежегодно, а то и по несколько раз в год бывал в Кишиневе у Главного попечителя колонистов юга России, наместника Бесарабии генерала от инфантерии Ивана Никитича Инзова. В «Воспоминаниях» Фадеева мы читаем: «В этот год (1822 — Е.В.А.) я ездил в Бесарабию. В Кишиневе Инзов всегда приглашал меня остановиться у него в доме. Пушкин, в продолжение своей кишиневской ссылки, тоже жил сначала у Инзова. Дом был не особенно велик, и во время моих приездов меня помещали в одной комнате с Пушкиным, что для меня было крайне не удобно, потому что я приезжал по делам, имел занятия, вставал и ложился спать рано, а он по целым ночам не спал, писал, возился, декламировал и громко мне читал свои стихи. Летом разоблачался совершенно и производил все свои ночные эволюции в комнате, во всей наготе своего натурального образа. Он подарил мне свои рукописные поэмы, писанные им собственноручно, «Бахчисарайский фонтан» и «Кавказский пленник». Зная любовь моей жены к поэзии, я повез их ей в Екатеринослав вместо гостинца, и в самом деле оказалось, что лучшего подарка сделать ей не мог. Она пришла от них в такое восхищение, что целую ночь читала и перечитывала их несколько раз, а на другой день объявила, что Пушкин, несомненно «гениальный, великий поэт». Он тогда был еще в начале своего литературного поприща и не очень известен. Я думаю, что Елена Павловна едва ли не одна из первых признала в Пушкине гениальный талант и назвала его великим поэтом» [3].
В Екатеринославе началась писательская и научная деятельность Фадеева. Здесь он создал и опубликовал в «Северном архиве» большую работу «Образование колоний». О напряженной интеллектуальной работе Фадеева в эти годы свидетельствуют два его уцелевших рукописных альбома. Ныне они хранятся в Пушкинском фонде редких изданий и рукописей Одесской государственной научной библиотеки имени М.Горького. В альбоме, датированном 1817 –1820 годами, рукой Фадеева переписана ода «Вольность» А.С.Пушкина. Здесь же мы находим две статьи: «Мнение Мордвинова о бюджете на 1821 г.» и «Мнение Шишкова о собстаенности». Второй альбом заполнен мыслями о России иностранных писателей: о революции, о Екатерине ІІ, о княжне Таракановой.
В 1834 году Попечительный комитет был реорганизован, его штаты сокращены, екатеринославская канцелярия закрыта. «Конторы иностранных поселенцев упразднялись, — вспоминал Фадеев, а оставлялся один попечительный комитет под председательством Инзова, с крайне ограниченным штатом… Выяснилось, что я был определен членом этого комитета, с тем самым содержанием, какое я получал. Приходилось переезжать на жительство в Одессу, продавать за бесценок дом с прекрасным, огромным садом, со всеми, почти двадцатилетними обзаведениями… с огромной дворней, и перебираться жить в город, где все было несравненно дороже, нежели в Екатеринославе, — что, конечно, расстраивало нашу жизнь, составляло крупную неприятность. Но делать было нечего. Без службы обойтись я не мог» [4].
Так А.М.Фадеев был переведен в Одессу, где отныне размещалась штаб-квартира комитета. Здесь он занимал должность члена Комитета иностранных колонистов южного края.
О том, как устраивалась жизнь семьи на новом месте Фадеев рассказывает: «Мы решились переехать, и, — дабы хоть немного уменьшить необходимые расходы на жизненные потребности и хозяйство, — купить в окружностях Одессы небольшое именьице. Я приехал в Одессу прежде всех один т приискал подходящее именьице в сорока верстах от Одессы, деревеньку Поликовку, по соседству с имением графа Потоцкого, Севериновкою… Весною 1934 года переехало в Одессу и мое семейство» [5].
О том, что из себя представляла Одесса тех лет рассказывает Надежда Фадеева: «Одесса тогда была в апогее своего общественного развития и оживления; генерал-губернатор граф Воронцов и графиня Елизавета Ксаверьевна Воронцова, как магнитом, притягивали к себе со всех концов Европы людей, служивших украшением лучших обществ. Тогда в Одессу съезжалось много польской знати, многие и русские тузы селились в ней, привлекаемые южным климатом и морем. Большая часть из них жили открыто, широко, и зимой блестящие балы и увеселения всякого рода следовали одни за другими… начиная с еженедельных понедельников Воронцовых» [6].
Вспоминает Одессу и сам Фадеев: «Из моей жизни в Одессе того времени мне остался также памятен один из вечеров у Алексея Ираклиевича Левшина (градоначальника), куда я сопровождал моих дочерей, часто там бывавших по старому знакомству с его женой, рожденной Бискорн. В этот вечер мы застали в числе гостей знаменитого нашего художника Брюлова, творца «Последнего дня Помпеи», прибывшего в Одессу по пути в Петербург… Хозяйка дома, Елизавета Федоровна Левшина, пригласила вторую дочь мою Катю спеть что-нибудь по-русски. Катя, имевшая замечательно хороший, приятный, отработанный голос, села за фортепиано и, аккомпанируя себе, спела русскую народную песню… Брюллов так растрогался, что заплакал и, заливаясь слезами, бросился целовать ее руки …» [7].
В 1835 году, «по представлению Новороссийского генерал-губернатора М.С.Воронцова» коллежскому советнику А.М.Фадееву был «Всемилостивейше пожалован орден Св. Анны 2-го класса, Императорскою короною украшенный».
В конце 1835 года Фадеев получил новое назначение и в мае 1836 переехал с семьей в Астрахань, где стал главным попечителем кочующих народов. Затем его перевели в Саратов, и он стал управляющим Палатою государственных имуществ, а чуть позже и саратовским губернатором.
1842 год принес Фадеевым горе потери старшей дочери – Елены. Фадеев пишет: «21-го мая 1842 года, я с семейством моим отправился в Одессу, через Воронеж, Курс и т.д. В Екатеринославе мы прогостили несколько дней у старушки моей матери, которую я видел уже в последний раз. Я предполагал пробыть у нее далее, но должен был поспешить с выездом, узнав об усилившейся болезни бедной моей старшей дочери Елены, которая по полученному нами известию, находилась в опасности и с нетерпением ожидала нас в Одессе. … Мы прибыли в Одессу 7-го июня и нашли дочь нашу, хотя тяжело больной, но не в таком дурном положении, как ожидали; ей казалось лучше, она была на ногах и чувствовала облегчение сравнительно с прежним, что продолжалось недолго. Вскоре приехал к нам сын мой Ростислав, произведенный из юнкеров в офицеры конной артиллерии. Не предвидя перемены к худшему в состоянии дочери, я с женой поехал на несколько дней в нашу деревню. По возвращении, мы застали дочь снова опасно больной и в крайней слабости. Двадцать четвертого числа июня она скончалась на 28-м году от рождения, оставив двух малолетних дочерей и одного сына, двухлетнего ребенка на нашем попечении. Муж ее находился на службе в Польше. Много нам причинило горя это несчастное событие. Дочь наша Елена была женщина, каких не много, во всех отношениях. Предчувствуя свою безвременную кончину, она оставила нам предсмертное письмо, прекрасное отражение прекрасной души ее. Похоронив дочь, нам уж долго оставаться в Одессе было нечего…» [8].
Забрав с собой троих детей старшей своей дочери Елены Андреевны Ган, согласно ее предсмертной просьбе, А.М.Фадеев с семьей навсегда покинул Одессу.
В 1846 году Фадеева перевели на службу в Тифлис (ныне Тблиси). Там он служил до 1867 года, то есть до конца жизни, являясь в эти годы членом Совета Главной управы наместника кавказского и руководителем экспедиции государственного имущества Закавказского края.
Благодаря новейшим изысканиям стало известно, что в Тбилиси Фадеевы жили в большом доме невдалеке от Головинского проспекта, в доме, купленном у вдовы грузинского поэта-романтика и общественного деятеля А.Г.Чавчавадзе после его трагической гибели. В доме Фадеевых всегда бывало много гостей, с большим почтением относившихся к хозяевам, которые выделялись в любом обществе эрудицией, высокой культурой, отзывчивостью, добротой и порядочностью.
Надежда Фадеева писала об отце: «Андрей Михайлович Фадеев, в течение своего многолетнего служебного поприща несколько раз занимал такие места, на которых мог обогатиться … и оставить своим детям хорошее состояние. Но он никогда ничего не имел, кроме того, что давала ему служба; вел жизнь скромную, строго соизмерял ее с объемом своего содержания…» [9] Ей вторит современник: «Где ни служил Андрей Михайлович Фадеев, куда служба его ни заносила, везде он оставил по себе светлую, признательную память. В колониях иностранных поселенцев Новороссийского края и Таврической губернии; в астраханских степях, между дикими племенами кочующих калмыков; в Саратовской губернии, тогда еще не разделенной и вмещавшей в себе народонаселение, по количеству равное целому Боварскому королевству; в Закавказском крае, среди переселенцев русских и инородных, — многие многие годы и десятки лет, имя Андрея Михайловича Фадеева не произносилось иначе, как с глубокою благодарностью и любовью за его высокую справедливость, за строгую внимательность к их нуждам, за посильные старания об их пользе и благосостоянии и за безукоризненную честность и бескорыстие, довольно редкие в то время. Даже теперь, когда второе и третье поколение сменило тех людей, которые лично пользовались благотворным влиянием Андрея Михайловича, внуки и правнуки их, во множестве семей разнородных племен и языков, с задушевным чувством признательности и уважения передают рассказы о добром начальнике, благодетеле их отцов и дедов» [10].
Умер и похоронен Фадеев рядом с супругой в Тифлисе (Тбилиси) на подворье церкви Спасо-Вознесения, безжалостно снесенной в советское время. Следы могил четы Фадеевых затерялись.
А.М.Фадеев внес несомненный вклад в историю отечества как государственный и общественный деятель. Крупный чиновник Коллегии иностранных дел, действительный член Российского географического общества оставил свой след и в литературе, написав в последние годы жизни обширные мемуары. Дважды опубликованные уже после смерти автора, они стали важным источником по истории государства и края, общественной жизни и жизни семьи Фадеевых. Вместе с женой А.М.Фадеев воспитал блестящую плеяду детей и внуков, прославивших себя в стране и мире. Это его дети: писательница Елена Ган; генерал, военный писатель Ростислав Фадеев; известная коллекционерка, хранительница семейного архива Екатерина Фадеева; его внуки: всемирно известная создательница теософского учения, писательница Елена Блаватская; детская писательница Вера Желиховская; государственный деятель, экономист Сергей Витте.

Примечания:

  • [1] А.М.Фадеев. Воспоминания. – Одесса, 1897. – С. 5-6 («Несколько вступительных строк»).
  • [2] Там же. – С.42 – 43.
  • [3] А.М.Фадеев. Воспоминания. 1790 –1867. В двух частях. – Одесса, 1897. – С.77 –78.
  • [4] А.М.Фадеев. Воспоминания. 1790 – 1867. В двух частях. – Одесса, 1897. – С. 109 -110.
  • [5] Там же. – С.110.
  • [6] «По поводу статьи «Роман одной забытой романистки» // Исторический вестник. – 1886. – Ноябрь. – С.461.
  • [7] А.М.Фадеев. Воспоминания. 1790 – 1867. В двух частях. – Одесса, 1897. – С. 113 – 114.
  • [8] А.М.Фадеев. Воспоминания. 1790 – 1867. – Одесса, 1897. – С.170-171.
  • [9] Ф-а Н.А. /Н.А.Фадеева/. Воспоминания о Ростиславе Фадееве // Р.А.Фадеев. Собрание сочинений. – Т.1. – СПБ: Тип. В.В.Комарова, 1889. – С.43).
  • [10] А.М.Фадеев. Воспоминания. 1790 – 1867. – Одесса, 1897. (Несколько вступительных слов). – С.6.

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Богданович О.В. Блаватская и Одесса.
  2. Витте С.Ю. Воспоминания (в 3-х томах). – М.: Соцэгиз, 1960.
  3. Витте С.Ю. Избранные воспоминания. 1849 – 1911. – М.: Мысль, 1991.
  4. Елена Павловна Фадеева (биографический очерк). // Кавказ. – 1860. – 15 сентября. – С.426.
  5. Желиховская В.П. Необъяснимое или необъясненное (Из личных и семейных воспоминаний). – СПб, 1885.
  6. Крэнстон Сильвия. НРВ: Е.П.Блаватская: Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения. – Рига – Москва: Сигатма – Сирин, 1996.
  7. Мэри К.Нэф. Личные мемуары Е.П.Блаватской. – М.: Сфера, 1993.
  8. По поводу статьи «Роман одной забытой романистки» // Исторический вестник. – 1886. – ноябрь. – С.456 – 462.
  9. Фадеев А.М. Воспоминания. 1790 – 1867 (в двух частях). – Одесса: Тип. Южнорусского Общества печатного дела, 1897.
  10. Фадеева Н.А.Заметки о родословной князей Долгоруковых // Русский архив. – 1866. – №8-9. – С.1339 – 1348.
  11. Фадеева Н.А. Фадеева Елена Павловна. / Русский биографический словарь. Под ред. А.А.Половцева. – СПб., 1901. – Т. 21.
  12. Фатов Н.Н. Библиографические материалы для изучения жизни и творчества Е.А.Ган (хронологическая канва и указатель литературы) // Известия отделения русского языка и словесности Императорской Академии наук. – 1914. – Т. ХІХ. – кн. 2 . – С.211 – 263.

Автор: Аливанцева Е.В. — заведующая отделом «Музей Литературное Приднепровье», заслуженный работник культуры.



Hosting Ukraine Проверка тиц