Днепропетровский национальный исторический музей

Новые материалы к реконструкции биографии А.Я. Фабра

Имя А. Я. Фабра, Екатеринославского гражданского губернатора и начальника Екатеринославской губернии с 1847 по 1857 г., нельзя отнести к числу забытых имен. Не говори уже об историко-краеведческой литературе, в которой А. Я. Фабру всегда находилось место, его имя фигурирует в исследованиях и как члена-основателя Одесского общества истории и древностей, привлекает внимание также историков археологии. Характерно, что недавно один из авторитетнейших украинских историков Ярослав Дашкевич, чьи непосредственные научные интересы как будто не связаны с изучением Новороссийского периода истории Юга Украины, выступая на «Круглом столе», которые периодически проводит «Український історичний журнал», упомянул имя А. Я. Фабра как одного из русификаторов на Украине в XIX в. Какие конкретные факты имел в виду историк, обладающий широчайшей эрудицией, к сожалению пока остается лишь догадываться, но даже, если таковых особых фактов и нет, — мы можем априорно принять такую оценку, пожалуй, самого колоритного и значимого администратора в истории нашего края. Принять, потому что это не столько характеристика личности, сколько функция должности. Но это наше во многом достаточно мотивированное согласие несет в себе опасность хорошо известного методологического «греха» — превращение стереотипных представлений о должностных, социальных, идеологических функциях в методологические ключи к изучению конкретных персонажей в истории. Если этот грех как то объясним и терпим в обобщающих исторических трудах, то он абсолютно недопустим в историко-краеведческих исследованиях, тем более применительно к изучению тех периодов в истории края, которые в силу разных причин и без того «обезлюжены» историографической традицией. Вот почему мы полагаем, что главная задача в изучении нашей местной истории первой половины XIX в. состоит не столько в вынесении «вердиктов» тем или иным персонажам, сколько в реанимации и постепенном спуске их с «историографических ходулей» на «исторические ноги».
Вот почему авторы настроенные довольно скептически к надеждам, которые еще, живучи в среде любителей и профессионалов- историков, на то, что выявление и учет новых ранее не известных источников сулит большие перспективы в более адекватном восприятии и понимании общеисторического процесса, вместе с тем, убеждены, что подобный подход остается наиболее перспективным в региональной историографии и в персоналистике. Впрочем, нам справедливо могут заметить, что с этим никто и не спорит. Однако анализ историографии, посвященной тому же А. Я. Фабру, наглядно свидетельствует, что вроде бы дотошные краеведы любят использовать фактически один и тот же биографический материал, почти не расширяя и не пополняя его со времен официальных некрологов А. Я. Фабру и «Юбилейного Екатеринославского листка» (1887 г.), с той лишь только разницей, что одни черпают сведения непосредственно из этих «первоисточников», а другие заимствуют из первой попавшейся публикации. При этом, нам не встречались попытки привлечения архивного материала. Между тем А. Я. Фабр представлен, пусть не очень обильно, но достаточно широко в архивохранилищах России и Украины, а в Государственном архиве республики Крым (Симферополь) А. Я. Фабр выступает в качестве фондообразователя. Именно на характеристике состава и информационных возможностях этого фонда мы и остановимся.
Фонд № 458 (Архив тайного советника А. Я. Фабра) небольшой в количественном отношении по составу — 9 единиц хранения. То, что этот фонд отложился именно в Крыму, в Симферополе, вполне естественно, так как сам фондообразователь, уроженец Крыма и жизнь свою закончил в Крыму, по всей видимости, в самом Симферополе. Несмотря на незначительный объем фонда, материалы, представленные в нем, фактически охватывают все периоды жизни самого А. Я. Фабра, а также частично некоторые эпизоды жизни его матери. С точки зрения формальной источниковедческой классификации все материалы фонда могут рассматриваться как документальные источники, но их изучение показывает, что они представляют сочетание эпистолярно-мемуарных источников с документальными. Функционально — это «прошения», а содержательно — письма мемуарного характера. Из собственно документальных источников представлена копия полного формулярного послужного списка А. Я. Фабра, освещающая всю его служебную карьеру с указанием всех анкетных данных: происхождения, вероисповедания, семейного положения, владения собственностью, дослужебного образования и т. д.
В формулярном списке отражены все ступени служебной лестницы, пройденной А. Я. Фабром от начала службы 5 мая 1804 г. в должности канцеляриста до полной отставки в чине тайного советника с должности начальника Екатеринославской губернии 15 ноября 1857 г., с указанием всех знаков отличий, поощрений, разовых поручений, отпусков и размера определенной ему 23 декабря 1857 г. пенсии. Сверка с некрологами А. Я. Фабра, а также статьей о нем в «Русском биографическом словаре», показывает, что по всей видимости формулярные списки А. Я. Фабра были в распоряжении авторов отмеченных публикаций, хотя далеко не вся информация из них нашла отражение в материалах, а значит, как мы уже отмечали, осталась неизвестной и историкам-краеведам. (Формулярный список публикуется далее в качестве приложения).
Из формулярного послужного списка следует, что Л. Я. Фабр был женат, детей не имел, ко времени выхода на пенсию — вдовец. Однако другие материалы в фонде приоткрывают завесу над некоторыми пикантными страницами его биографии. В состав ед. хр. № 2 входит несколько материалов, среди которых особый интерес представляет «Прошение матери А. Я. Фабра Марии Федоровны на имя Александра Павловича» (императора Александра I) с печатью и реквизитами 1809 г. Прошение написано на 2-х листах почерком, поддающимся прочтению, представляет собой подробное письмо императору с жалобой на «незаконное», полунасильственное обручение ее сына, с просьбой расторжения брака. Письмо само по себе является замечательным источником по истории нравов и заслуживает специальной публикации. Здесь мы ограничимся изложением только основных сведений. Из интитуляции следует, что просит «дворянка Мария Федоровна дочь Фаброва»(?) (очевидно, ошибка, так как ее девичья фамилия Гроскрейц; вышла замуж за директора ка¬зенных виноградных садов в Судацкой долине, помещика Якова Фабра 12 декабря 1784 года. Яков Фабр скончался 29 мая 1792 года, и в 1798 т. вдова — Мария Фабр вышла вторично замуж за подполковника Александра Таранова). Суть прошения — жалоба на незаконное бракосочетание сына Андрея «с дочерью вдовы Виллисовой реформатского закона Констанцией». Содержание этого письма раскрывает целую трагикомическую историю женитьбы 19-летнего А. Я. Фабра — будущего Екатеринославского губернатора. Очевидно, что брак этот так и не был расторгнут, однако, есть основания считать, что Фабр в дальнейшем не поддерживал семейных отношений с «законной» супругой, которой к моменту оформления их брака, согласно «прошению», было 30 лет.
Из других материалов фонда можно внести и некоторые коррективы в данные формулярного списка. В частности, относительно сведений об отсутствии детей. В составе фонда есть «свидетельство» (выписка из метрических книг Соборной Петропавловской церкви г. Симферополя), из которого следует, что 8 января 1826 года у губернского прокурора Фабра и дворовой девки Мелании родился незаконный сын, получивший при крещении (10 января) имя Павел. Из купчей же от 22 декабря 1824 г. мы узнаем о приобретении А. Я. Фабром «дворовой девки 20-ти лет Мелании Ивановой, проданной отставным майором Иваном Ивановичем Забелиным, который ранее приобрел ее у корнета Барона фон Райоренитова».
Екатеринославский период жизни и деятельности А. Я. Фабра наиболее полно представлен в ед. хр. № 8, фигурирующей под названием «Дело об отставке и выделении пенсии А. Я. Фабру», в составе которого есть «Записка о действиях Екатеринославского гражданского губернатора, тайного советника Фабра во время минувшей войны» (речь идет о Крымской войне). Автобиографическое происхождение записки, несмотря на упоминание А. Я. Фабра в третьем лице, не вызывает сомнений. Перед нами подчеркнуто скромный, но горделивый отчет Екатеринославского губернатора о своей многотрудной деятельности в 1853—1856 гг. Пожалуй, из числа известных нам источников эта записка содержит наибольшую информацию о Екатеринославской губернии в период Крымской войны (в настоящий момент мы готовим ее к публикации). Наиболее емко значение деятельности Фабра в этот период выражено в его письме к А. Г. Тройницкому от 15 декабря 1862 г.: «Когда в Крымскую войну неприятель, осадив Севастополь, занял Евпаторию, Кинбурн, Керчь-Еникале и делал повсеместно частые десанты, вследствие чего местные средства были естественно парализованы, Херсонская губерния до конца истощена, а Бессарабия, по отдаленности, и особенно во время распутицы, не могла служить достаточным средством к удовлетворению потребностям армии, то вся война легла преимущественно, почти на одной соседней губернии, Екатеринославской. Была минута, в которую жизнь нашего солдата под Севастополем зависела уже не от меча и от пули, а от сухаря» («Русский архив», 1894. № 4. С. 560).
В целом все дело об отставке и пенсии свидетельствует о том, что последние годы жизни А. Я. Фабр добивался справедливости, так как оказался при выходе в добровольную отставку обделенным в чинах и пенсии. Его отправили в отставку без перевода в следующий чин — действительного тайного советника, а при начислении пенсии, не учли, что он получил должностную надбавку еще в 1848 г. как начальник губернии, определенную ему тогдашним министром внутренних дел графом Л. А. Перовским. По всей видимости, старый Екатеринославский губернатор — представитель лучшей части николаевской бюрократии, выученик чиновничьей школы М. Воронцова, стал «жертвой чиновничьего равнодушия, канцелярской волокиты Петербургских министерств внутренних дел и финансов, где в 1857 г. и позднее сидели «новые люди».

ФОРМУЛЯРНЫЙ СПИСОК О СЛУЖБЕ (ТИПОГРАФСКИЙ) ТАЙНОГО СОВЕТНИКА ФАБРА, БЫВШЕГО ЕКАТЕРИНОСЛАВСКОГО ГРАЖДАНСКОГО ГУБЕРНАТОРА
Православного вероисповедания. Из дворян.
Родового имения не имеет.
Благоприобретенное — в г. Симферополе небольшой дом и в Крымском полуострове часть земли без крестьян, коей пространство по непроизведению окончательного обмежевания настоящее неизвестно.
У жены нет имения ни родового, ни приобретенного.
Воспитание — домашнее.
В службу вступил в Таврическую казенную экспедицию канцеляристом тысяча восемьсот четвертого года мая 25-го дня.
9 августа 1804 г. получил губернского регистратора. Уволен из экспедиции по прошению 11 сентября 1807 г.
31 декабря 1807 года получил чин коллежского регистратора.
В феврале 1808 г. стал дюрентмейстером в Таврической губернии сверх комплекта, на собственном содержании.
31 декабря 1810 г. — губернский секретарь.
20 декабря 1813 г. — коллежский секретарь.
Проявил себя в августе 1812 г. в борьбе с чумой в Таврической губернии и в г. Феодосии, сам вызвался участвовать, имел в своем заведывании многие зараженные деревни, в которых прекратил чуму, был смотрителем учрежденного на речке Яндоле чумного лазарета.
Десять месяцев принимал участие во всех мероприятиях по борьбе с чумой и удостоился получить Высокое монаршее благоволение (10 марта 1816 г.).
31 декабря 1816 г. — титулярный советник.
15 августа 1818 г. — получил орден Св. Анны 3-й степени после посещения Александром I Таврической губернии.
11 января 1819 г. был переведен к Таврическому гражданскому губернатору для ведения следственных дел.
18 декабря 1819 г. (сдал экзамен при Харьковском университете на аттестат чиновника (№ 2555).
23 марта 1822 г. награжден орденом Владимира 4-й степени.
2 марта 1823 г. — коллежский асессор.
3 апреля 1825 г. — по представлению Новороссийского генерал-губернатора и Полномочного наместника Бессарабской области князя Воронцова награжден орденом Св. Анны 2-й степени.
29 октября 1829 г. цо распоряжению Александра 1-го, переданного начальнику главного штаба его императорского величества господину министру юстиции, определен Указом Правительственного сената Таврическим губернским прокурором.
15 августа 1827 г. — надворный советник со старшинством.
13 марта 1828 г. по представлению управляющего Новороссийскими губерниями графа Федора Петровича Палена пожалован алмазными знаками ордена Св. Анны 2-й степени.
27 августа 1829 г. по представлению управляющего министерства юстиции, сенатора князя Долгорукова получил
из государственного казначейства 2000 рублей.
25 октября 1829 г. — коллежский советник.
По Высочайшему повелению Воронцову, переданному генерал-адьютантом Адлербергом, был членом следственной комиссии по делу о севастопольском бунте (3—4 июля 1830 года), работал в ней весь срок.
В июле 1830 г. в связи с эпидемией в Симферополе холеры-морбус был назначен попечителем одного из кварталов города без отрыва от основной работы.
28 октября 1830 г. за успешное решение арестантских дел получил Высочайшее благоволение по Указу 1-го Департамента Сената от 15 ноября 1830 года за № 63910.
20 января 1833 г. — статский советник. 11 февраля 1833 г. — перемещен в правители канцелярии Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора.
4 июня 1833 г. за распорядительность при отправлении в Турцию десантных войск, по представлению Воронцова, пожалован орденом Св. Владимира 3-й степени.
22 августа 1833 г. пожалован знаком отличия и беспорочной службы за XX лет.
4 сентября 1834 г. по представлению Воронцова пожалован орденом Св. Станислава 2-й степени со звездою.
13 июня 1837 г. по представлению Воронцова — Фабр действительный статский советник и был приписан к Министерству внутренних дел.
22 августа 1838 г. — награжден знаком за беспорочную службу за XXV лет.
5 января 1840 г. — по представлению исправлявшего должность Новороссийского и Бессарабского генерал-губернатора, генерал-лейтенанта Федорова пожалован золотою табакеркою, украшенною бриллиантами с вензелевым именем Его Императорского Величества.
22 апреля 1841 г. определен в члены Совета Министров внутренних дел, оставаясь при Воронцове.
22 апреля 1841 г. по представлению Воронцова пожалован орденом Станислава 1-й степени.
24 марта 1844 г. — по представлению Федорова награжден орденом Св. Анны 1-й степени.
12 апреля 1844 г. — Высочайшее благоволение за содействие при прохождении войск 5-го пехотного корпуса на Кавказ через губернии.
22 августа 1844 г. — награжден знаком беспорочной службы за XXX лет.
24 января 1847 г. — Высочайшим указом назначен Екатеринославским гражданским губернатором.
По докладу Л. А. Перовского — министра внутренних дел, 28 мая 1847 г. получил прибавочное содержание к жалованию на 2 тысячи руб. серебром в год (должность начальника Екатеринославской губернии).
20 ноября 1848 г. — тайный советник.
8 апреля 1851 г. — орден Св. Анны 1-й степени, Императорскою короною украшенный.
22 апреля 1852 г. — знак отличия беспорочной службы за 40 лет.
14 октября 1853 г. — за удовлетворительное поступление в 1852 г. податей и недоимок получил Монаршее благословение, объявленное г. Министру внутренних дел за № 6170.
29 марта 1855 г. за особые заслуги по представлению командующего южною армиею пожалован в кавалеры ордена Св. Владимира 2-й степени.
15 ноября 1857 г. — пожалован кавалером Императорского и царского ордена Белого Орла.
15 ноября 1857 г. уволен по прошению от службы.
4 декабря 1857 г. приказом за № 237 всемилостивейше дозволено носить мундир, присвоенный должности гражданского губернатора.
23 декабря 1857 г. назначена пенсия из II разряда — полный оклад 857 р. 70 к. серебром со дня увольнения в отставку.
В походах и сражениях не был. Под штрафом, следствием и судом не был. В отпусках был дважды: в 1823 г. — на 28 дней, 1831 г.— на год.
В 1857 г. — вдов, детей не имеет.
Был член-корреспондентом статистического комитета Министерства внутренних дел.

Автор: Чернов Е. А. — преподаватель истфака ДГУ, Огородник А. В. — студентка юрфака ДГУ

Джерело: З минувшини Подніпров’я. — Дніпропетровськ: «Дніпро», 1995. — 177 с.



Hosting Ukraine Проверка тиц