Днепропетровский национальный исторический музей

К вопросу о населении Днепровского Надпорожья в каменном веке

Днепровское Наднорожье — уникальное место, где сконцентрировано множество памятников древней истории. Богатство культур, неоднородность этнического состава населения, своеобразие географического положения (граница степной зоны) определяет его неповторимость и своеобразие. Автором данной публикации предпринята попытка обобщить накопленный материал, касающийся этнической истории данного региона и путей миграций первобытных коллективов.
На сегодняшний день большинство ученых считают родиной «Ноmо» Африку. Этот контингент богат ископаемыми останками, начиная с ранних видов австралопитековых (Аustralopithecus аfarensis) и первых представителей рода «Ноmо» (Ноmо habilis) до первых представителей человека разумного (Ноmo sapiens).
Становление и развитие физического типа человека проходило в условиях резкого изменения климата. Периодическое наступление ледников понижало уровень мирового океана, что давало возможность древним коллективам мигрировать на соседние континенты. Именно с миграциями связано появление первых людей в Европе и, в частности на Украине.
Первые по времени находки на территории Днепровского Надпорожья относятся к эпохе мустье. По мнению Формозова А. А., Левобережная Украина и Крым заселялись двумя путями: через Кавказ и из Центральной Европы 1 (Кавказ — район, где мустье развивалось по классическому пути с преобладанием одностороннеобработанных орудий. Центральная Европа — район концентрации стоянок мустье с ашельской традицией, с преобладанием двустороннеобработанных орудий). Смирнов С. В. выделяет три типа памятников того периода на рассматриваемой нами территории: памятники тейякского, микромустьерского и леволлуазского типов. К тейякскому типу он относит стоянку Круглик. Тип микромустье — Орел. Смирнов связывает появление памятника с приходом на эту территорию населения с уже сложившимися традициями обработки камня. Своеобразием этого памятника является присутствие специфических форм — асимметричных угловых скребел, обработанных по периметру. И, наконец, третий тип — это леваллуа (Ненасытец-І и Скубовая балка) 2. Наличие леваллуазских комплексов сближает их с памятниками среднеземноморского района. (Передняя Азия характеризуется распространением памятников леваллуамустьерского варианта).
Однако, орудия труда не могут однозначно служить материалом для изучения древней этнической истории. По мнению Формозова: «Если мы можем установить, что в разных районах в одно и то же время каменного века хозяйство было одинаково и что различие в типах орудий не может быть связано с их использованием по различному назначению, то мы можем придавать этим различиям этническое значение» 3. На сегодняшний день этот вопрос не решен, и мы можем говорить только о том, что единый культурный пласт в рассматриваемом регионе отсутствовал.
Косвенно об этническом различии говорят антропологические находки в Крыму, где зафиксировано проживание двух антропологических типов: классического неандертальца (стоянка Киик-Коба (верхний слой) и мустьерца из Староселья, в строении которого преобладали сапиентные черты. Найденные в Романково (г. Днепродзержинск, бедренная и две плечевые кости неандертальца позволяют его также отнести к типу неандертальца с сапиентными чертами. Аналоги с последним можно встретить в Передней Азии (пещера Мугарет-эс-Схул в горах Кармел, в Палестине).
Нас порой поражает близкое сходство, а возможно, и историческое родство культур Северного Причерноморья и Передней Азии в эпоху каменного века. Этот факт отмечают многие археологи (Формозов 4, Ефименко 5, Смирнов 6 и др). В Днепровском Надпорожье полностью отсутствуют памятники типа европейского солютре. Для этой зоны характерен классический ориньяк, который свойственен для Палестины, Франции и юго-востока Украины. В качестве примера можно привести стоянку Ненасытец-III, которая имеет параллели в Палестине (стоянка ель-Кюсейр) 7. Многофасеточные резцы, характерны для классического ориньяка обнаружены на Вороной-I 8, Вороной-II 9, Вороной-III 10.
Основной особенностью, придающей близкое сходство с ориньякскими горизонтами некоторых пещер Франции, по мнению П. П. Ефименко 11 следует считать место, которое занимают в ней нуклевидные орудия. Культуру этого типа можно назвать среднеземноморской. Она сформировалась где-то в Передней Азии 12. Носители ее мигрировали в юго-восточную Украину, Африку, расселялись в достаточно широком ареале Среднеземноморья 12.
К сожалению, на Украине в настоящее время остеологический материал верхнепалеолическогo времени отсутствует. Богатый материал дали стоянки под Воронежем (Костенки, Маркина Гора) и под Владимиром (Сунгирь). В Бунаком выделено 7 (семь) верхнепалеолитических рас, и черты практически всех семи присутствовали у жителей указанного региона. Наряду с достаточно известными кроманьонцами здесь жили представители гримальдийской и брюнской рас 13.
«Г. Д. Дебец, исследовавший скелет из Маркиной Горы, не без основания полагает, что эта находка указывает на участие в заселении Восточной Европы элементов южного, возможно, переднеазиатского происхождения. Сходство черепа с Маркиной Горы с черепами «натуфийцев» делает это предположение более чем вероятным» 14.
Д. Я. Телегин 15 предполагает, что в верхнем палеолите степная юго-восточная Украина была заселена племенами южного средиземноморского происхождения. И в каких-то отдельных случаях представители этих групп проникали далеко на север. Примером может служить гримальдиец с Маркиной Горы. Однако, как уже указывалось выше, отсутствие остеологического материала, не позволяет сделать определенные выводы.
Совершенно иная картина характерна для последующих эпох мезолита-неолита. По количеству известных памятников-могильников Украина не знает себе равных. Наиболее известные могильники у сел: Волошское, Васильевка, Вовниги. Массовые некрополи впервые появляются у древних натуфийцев (жителей Палестины) в X—IX тыс. до н. э. (Мугарет-эль-Вад, Ейнань, Шубка), затем на территории нашего края и лишь потом в Греции) в частности Франхти на Пелопонессе VIII—VII тыс. до н. э.), на атлантическом Побережье Франции, Португалии (Тевье, Гоэдик, Мугем) и уже в послеазильское время — достаточно широко в юго-восточной Украине, Центральной Европе, Прибалтике.
Обряд захоронения различный: трупоположение в положении скорченно и вытянуто на спине. По мнению Телегина, скорченное трупоположение свидетельствует о влиянии средиземноморцев 16. Эта мысль находит подтверждение у Т. С. Кондукторовой, которая считает, что «физический тип мезолитического населения степей Украины формировался на основе местных форм позднего палеолита в процессе длительного контакта (в широком смысле) со сходными вариантами Средиземноморья» 17. В пользу такого вывода свидетельствуют по характеру скорченности погребенных в Васильевке-ІІІ, аналоги: Фатьма-Коба (Крым); негроидное погребение из Детского грота (Ментона, Франция); ряд погребений Натуфийской культуры в Палестине; ориньякские захоронения в Кении; негроид с Маркиной Горы 18.
Относительно антропологического состава населения — оно также неоднородно, что говорит о большом разнообразии этнических ррупп в эту эпоху. Типично кроманьонский тип встречается в могильниках: Васильевка-І, Васильевка-ІІІ(скорченные), Вовниги 19. Средиземноморский узколицый тип с высокими орбитами и узким носом — Волошское 20. Некоторые черепа имели негроидные черты. Два — австралоидные 21. (Параллели волошским черепам по Дебецу — в Восточной Африке 22; по Гофману — в Хоту и Эрк-эль-Амаре, Ирак 23). Несколько странными выглядят черепа из могильника Васильевка-ІІ. В них, по мнению Дебеца, прослеживаются монголоидные черты .
Еще один морфологический тип, выявленный среди похороненных в вытянутом положении в Васильевке-ІІІ. Этот тип долихокранный (лицо средней ширины и средней ширины нос). По мнению С. Л. Сегеды, этот тип, вероятно, сформировался в результате смешения кроманьонского населения со средиземноморским 25.
Неолитические могильники Надпорожья: Вовнигский, Волнянский, Никольский, захоронения на Игреньском п-ве, Виноградном и Сурском островах позволяют говорить о том, что население Надпорожья — Приазовья решительно отличается от населения трипольской области. «Все исследователи черепов надпорожского неолита неизменно усматривают наиболее близкие аналогии в массивных широколицых вариантах позднего палеолита и определяют антропологический тип неолитического населения Надпорожья-Приазовья, как протоевропейскин» 26.
По мнению автора данной публикации, подобные выводы антропологов не находят подтверждений в археологических памятниках. В этот период особенно сильно ощущается переднеазиатское влияние как в экономике, так и в производственной и духовной сферах. Это время перехода от присваивающего к производящему хозяйству. Известно, что ближайший центр доместикации — Передняя Азия 27. В этот период на ранних этапах неолита появляется каменная индустрия. Это и своеобразная посуда, аналоги которой встречаются достаточно широко в Передней Азии. В Эйнане, Кебаре, Вади Фалле найдены базальтовые кубки и фрагменты чаш и мисок, на стенки которых нанесен узор из круглых ямок 28. Фрагменты каменной миски с похожим узором найденные на одной из стоянок и хранятся в фондах ДИМа. Наконец, каменные дисковидные и трапециевидные орудия, назначение которых до сих пор не выяснено. Они встречаются в Передней Азии, Египте, Северном Кавказе, Южном Урале, на территории Надпорожья, Туркмении и Казахстана. По мнению В. Н. Даниленко, родина этих орудий Передняя Азия, откуда они распространились в перечисленные регионы 29.
И наконец, широко известные каменные закладки — надмогильные ритуальные сооружения широко распространенные по обоим берегам Днепра и островах. Подобные обозначения места захоронения встречаются также на Ближнем Востоке, в частности в погребениях натуфийской культуры (Эйнан, Палестина) 30.
Приведенные факты говорят о достаточно сильном влиянии, со стороны переднеазиатских культур. Но это уже тема отдельной публикации.
В заключение хотелось бы отметить, что население Днепровского Надпорожья никогда не вело замкнутого образа жизни. И эпоха каменного века не являлась исключением. На протяжении всего рассматриваемого периода ощущалось влияние культур перёднеазиатского региона. И в этом тоже своеобразие памятников Днепровского Надпорожья.

ПРИМЕЧАНИЯ:
1. Формозов А. А. Проблемы этнокультурной истории каменного века на территории европейской части СССР. — М., 1977.
2. Смирнов С. В. Палеоліт Днкіроаського Надпоріжжя. — К-, 1973 — С 143—144.
3. Формозов А. А. Могут ли служить орудия каменного века этни¬ческим прианаіком?//Советакаія археология, 1957, № Ц. — С. 71.
4. Формозов А. А. Укай. соч. — С. 77.
5. Ефименко П. П. Переднеазиатские элементы в памятниках лоздиего палеолита Северного Причерноморья//Советокая археология, ІІ96І0, № 4.
6. Смирнов С. В. Указ. соч. — С. 73, 155
7. Там же. — С. 78
8. Там же. — С. 120.
9. Там же. — С. 101.
І0. Нужный Д. Ю. Звіт про роботу Дніпровської палеолітичної експедиції на теренах Київської та Дніпропетровскої областей у 1992 році, — Архів ДІМу, С. 7.
11. Ефименко П. П. Указ. соч. — С. 21.
12. Там же. — С. 21—25.
13. Сегеда С. П. Найдавніша людність Україгаи//Наука і суспільство, 1992, № 8/9, — С. 6—9.
14. Гохман И. И. Население Украины в эпоху мезолита и неолита 1966, — С. 94.
15. Телегин Д. Я. Третий Ваїжсьевокий могильник.//Краткие сообщения института археологии, 1937, № 7.
16. Телегін Д. Д. Мезолітичні пам’ятки України. — К., 1982.
17. Кондукторова Т. С. Антропологическое население мезолита, неолита и эпоха бронзы. — М., 1973, — С. 187.
18. Телегин Д. Д. Указ. соч.
19. Сегеда С. П. Населения України за мезолітичної доби //Наука і суспільство. 19912. № 40—42, — С. 12.
20. Гохман И. И. Указ. соч. — С. 73.
21. Там же. — С. 73.
22. Там же. —. С 73.
23. Формозов А. А. Проблемы… — С, 70.
24. Гохман И. И. Указ. соч. — С. 177.
25. Сегеда С. П. Населення України… — С. 12.
26. Там же. — С. 17.
27. Шнирельман В. А. Происхождение скотоводства. — М., 1980.
28. Мелларт Дж. Древнейшие цивилизации Ближнего Востока — М., 1982, — С. 31.
29. Даниленко В. Н. Неолит Украины. — К., 1969, — С. 186.
30. Мелларт Дж. Указ. соч. — С. 28.

Автор: Семенчук И. А. — научный сотрудник ДИМа

Джерело: З минувшини Подніпров’я. — Дніпропетровськ: «Дніпро», 1995. — 177 с.



Hosting Ukraine Проверка тиц