Днепропетровский национальный исторический музей

К вопросу о комплексных историко-археологических экспедициях

Комплексные экспедиции: историко-археологические, историко-этнографические и т.п. являются наиболее распространенными форма­ми работы музеев вне его стен. Действительно, они, с одной стороны, охватывают широкий круг тем, разнообразных по хронологии, содер­жанию, а с другой, позволяют получить цельное, многогранное представ­ление о территории, конкретном месте, где работает экспедиция.
Примером таких комплексных музейных экспедиций стала работа археологической экспедиции Днепропетровского исторического музея в 2002 году в Апостоловском районе. Заявленная как археологичес­кая, она спонтанно, в ходе исследований, вышла за рамки только ар­хеологической деятельности и включила в себя этнографические поис­ки, исторические изыскания. Такое расширение рамок привело к пло­дотворным результатам: был собран разнообразный, с точки зрения культуры и хронологии, материал: вещественный, документальный, ин­формационный. Он не только пополнил фондовую коллекцию музея, но и оставил чувство душевной полноты, морального удовлетворения, уто­лил профессиональное любопытство участников экспедиции.
Главным содержанием работы экспедиции, как указывалось выше, было археологическое исследование небольших разрушаемых чело­веком и природой курганных насыпей, выявленных раньше на террито­рии сел Ленинское и Марьинское Апостоловского района. Во время раскопок предполагаемых курганов оказалось, что часть насыпей позд­него происхождения служила основаниями под ветряные мельницы, они также дотошно исследовались. Процесс раскопок, полученная информа­ция зафиксированы в полевой документации. Раскопки ветряков пред­ставляют интерес для этнографов, и, в случае необходимости рестав­рации или воссоздания ветряных мельниц, можно будет обратиться к информации, полученной археологами. Что касается археологических памятников, исследованных экспе­дицией, они были разнообразны по хронологии и культурной принадлеж­ности.
Во-первых, курган скифо-сарматской культуры III в. до н.э., раскопанный под руководством опытного полевика С.П.Передерия. Насыпь кургана, расположенного в с. Марьянское на окраине одного из сельских кладбищ, достигала 70 см высоты. Несмотря на небольшие размеры, она таила в себе много интересного: во-первых, остатки ветряной мельницы, во-вторых, жертвенное культовое место с лепным горшочком, ритуальным хлебцем-диском из мела, амулетом — клыком небольшого хищника (этот жертвенник, судя по предметам, связан с погребениями в кургане). И, наконец, в кургане обнаружены погребе­ния скифо-сарматской культуры (на синкре­тический характер культуры указывают особенности погребального обряда и предметы). Погребальное сооружение представляет собой катакомбу с 2 входными колодцами. Дно могильной ямы находилось на глубине 4м 16см от поверхности, погребение было ограблено в древности через один из входных колодцев (западный): огромная плита (размеры — 90х69х19 см), закрывавшая вход в погребение, была свалена грабителями внутрь входного колодца. На дне могильной ямы нашли лишь 4 человеческих черепа, все скелеты были уничтожены, вынесены грабителями. Из предметов обнаружили только несколько бронзовых, наконечников стрел (один — редкий — железный) и стеклянную бусину. При исследовании дна погребального сооружения, в восточном углу, выявлен забутованый камнем вход второго колодца (восточного). Восточный входной ко­лодец оказался нетронутым грабителями и там, на верхней ступеньке, находилось еще одно погребение — детское. Ребенок (подросток) ле­жал вытянуто на спине, со скрещенными ногами, что является отли­чительной особенностью сарматских погребений. Под кистью правой руки лежало лезвие небольшого железного ножа.
Таким образом, несмотря на ограбление, погребальный памятник оказался неординарным: непростая конструкция самого сооружения, коллективный характер погребения — явная семейная усыпальница, и, наконец, непотревоженное детское погребение — ребенок, как слуга-привратник, лежал у входа в могильную яму. Интересна и принадлежность погребения 2 культурам: конструкция могильного сооружения и предметы — скифские, а детское погребение — сарматское.
Во время работы в с. Марьянском была предпринята археологичес­кая разведка в окрестностях села с целью поисков новых памятников древности. Она увенчалась успехом: в устье балки Березневатая, в урочище, на берегу одного из водотоков, впадающего в Каховское море, нашли гранитное антропоморфное изваяние, культурная принад­лежность которого точно не установлена из-за отсутствия ярких ико­нографических деталей (энеолит?, поздние скифы?). Изваяние представ­ляет собой стелу удлиненно-прямоугольных очертаний, с выделенной головой (размеры — 1,48х0,4х0,5м). Недалеко от изваяния, во время обследования территории, был собран подъемный материал — фрагмен­ты скифских лепных горшков, амфорный бой IV-III вв.н.э.
В одном из шурфов, заложенном на площади, где находился подъем­ный материал, обнаружена мегалитическая плита, оказавшаяся пере­крытием древнейшего погребения эпохи раннего энеолита (конца IV тыс.до н.э.). Таким образом, был выявлен еще один редкий памят­ник — могильник эпохи энеолита. При исследовании погребения 1, попавшего в разрез шурфа, обнаружено еще 2 погребения этого же времени. Одно из них также было перекрыто камнем. Особенно вы­разительным являлось первое погребение. Монументальное надмогиль­ное сооружение, представлявшее собой массивную плиту (размеры -1,8 х 1,6 х 0,24 м) антропоморфных очертаний с кучно стоящими неболь­шими камнями по торцам плиты (северо-восточный и юго-западный края); большой скелет пог­ребенного (очень рослого мужчины) густо окрашен алой охрой. В ногах погребенного лежала микролитическая ножевидная пластина, сильно патенизированная, видимо, эпохи мезолита (может быть, предмет но­сил магический характер). Во втором каменном закладе найден еще один сакральный предмет — большой клык животного (кабана?). К со­жалению, из-за начавшейся осенней непогоды (конец сентября) и по­нимая уникальность выявленного памятника, относящегося к числу древнейших энеолитических могильников степной Украины, было решено доследовать могильник в 2003 году.
Исследование древнейших памятников с. Марьинского сопровожда­лось поисками, изучением исторических объектов периода Запорож­ской Сечи — кладбищ, сооружений. Эту работу проводили сотрудник областного центра по охране историко-культурных ценностей В.В. Титов и молодой сотрудник сектора археологии Днепропетровского исторического музея, аспирант А.В. Ста­рик. Они активно изучали старые кладбища с. Марьинского, выявляя и классифицируя могильные кресты ХVIII-ХIХ вв., проводили шурфовку территории, где, по воспоминаниям жителей села, находилась старая церковь. В целом было исследовано около 500 крестов, разнообразных по форме и деталям. Первые сообщения о результатах работы по ис­следованию некрополей с. Марьянского были сделаны на всеукраинских конференциях в г. Киеве.
И, наконец, логическим завершением работы в с. Марьянском были этнографические сборы.
Село Марьянское основано в ХVІІІ веке, как запорожский зимов­ник, около речки Терновки (село первоначально называлось «Терновка»). Постепенно около села начали оседать переселенцы с Полтавщины и других мест. Отдельные группы переселенцев со временем объеди­нились, и село Терновка стало называться Марьянским. Первое упоми­нание этого названия встречается в документальных источниках 1787 г. В конце ХVIII века, с основанием Екатеринославской губернии, ук­раинское население села умножилось переселенцами из Германии. Этнический состав населения с. Марьянского проявился в своеобра­зии архитектуры жилищ, усадеб: сочетание традиционной украинской архитектуры (камышовые крыши мазанок, крытые галереи по длинным сторонам дома и т.д.) и обилие камня — каменных заборов, деталей ворот, черепичных крыш. Старые уголки села, особенно выходящие к Днепру, очень живописны. Они запечатлены на фотографиях экспе­диции. Традиционные занятия жителей села — землепашество, скотовод­ство, рыбная ловля, дополнялись такими своеобразными, как лозоплетение и добыча камня (известняка). На территории села были выявле­ны монументальные изделия из камня — ступа, жернова, к сожалению, размеры последних не позволяли забрать их в музей.
Лозомебельная артель «Большевик» была создана до войны. Работ­ница этой артели Е.Ф. Мыць передала в музей старые фотографии членов артели «Большевик», образцов изделий и небольшой предмет из лозы, служивший для хранения ложек, вилок, ножей. В этнографи­ческую коллекцию вошли также образцы черепиц с текстами и клеймами и отдельные предметы быта.
Завершая обзор работы музейной экспедиции в Апостоловском районе, хочется отметить очевидное для историков и музейщиков — широкий спектр информации как результат исследований, которые, ко­нечно, пополнили наши знания по истории края в целом и юга Екатеринославской губернии в частности. Коллекция предметов, собранная экспедицией, также отличалась большим разнообразием: от антропо­морфной стелы до фотографий 30-х годов. Актуальность и перспектив­ность такой комплексной работы музейных экспедиций очевидны, когда сам поток исследований направил деятельность участников экспедиции по такому пути.

Автори: Чурилова Л.Н. — зав. отделом археологии, Сердюк М.И. — с.н.с. отдела фондов

Джерело: Чурилова Л.Н., Сердюк М.И. К вопросу о  комплексных историко-археологических экспедициях // Скарби бузеїів: збірник статей. Матеріали обласної наукової конференції до Міжнародного дня музеїів 2003 р. — Дніпропетровськ: АРТ-ПРЕС, 2005. — 156 с.



Hosting Ukraine Проверка тиц