Днепропетровский национальный исторический музей

Исследование памятников палеолита на территории Приднепровья

Территория Днепровского Надпорожья привлекала внимание историков, начиная еще с античных времен. Особый интерес и активное изучение памятников археологии началось с середины XIX века. Однако весь интерес любителей древностей сосредоточивался на изучении курганных могильников, которыми богат наш край.
Относительно исследования памятников палеолита — этот период на сегодняшний день изучен недостаточно полно.
Первые сведения о находках палеолитических орудий из района Днепровских порогов относятся к 1888 году.
Платон Осипович Бурачков в труде «Объяснение к археологической карте Новороссийских губерний и Крыма» сообщал, что «…в области порогов, на правом берегу Днепра, встречаются в оврагах кости мамонта и вместе с ними осколки от кремня первобытной работы, в особенности у порогов Старо-Кайдакского и Ненасытецкого».
П. О. Бурачков (1815—1894 гг.) не был профессиональным археологом. Сын помещика, он окончил Симферопольскую гимназию, Харьковский университет. Служил чиновником особых поручений при таврическом губернаторе, затем почетным мировым судьей и председателем съезда мировых судей. В 1870 году пошел в отставку, заинтересовался архе-ологией и стал собирать древности.
К сожалению, сведения П. О. Бурачкова так и остались без внимания исследователей. А «осколки от кремня первобытной охоты», обнаруженные им, возможно, были подарены вместе с остальными древностями из его коллекции Одесскому обществу истории и древностей.
Такая же участь постигла находки, вошедшие в «Каталог коллекции древностей А. Н. Поля». В этом каталоге зарегистрирована большая коллекция четвертичной фауны, а также 88 предметов (острия, ножи, фрагмент дротика), найденные на месте обширной стоянки и мастерской, «которая должна быть отнесена к эпохе палеолитической». Стоянка эта нахо-дилась в Ковалевской балке Верхнеднепровского уезда у Кривого Рога.
Среди одиночных находок, зафиксированных в Каталоге, привлекает внимание маленький топорик типа мадлен, найденный близ села Чанли. Он сохранен и хранится в фондах музея.
Наиболее широкие исследования палеолитических памятников были связаны с работой Днепростроевской экспедиции (1928—1932 гг.). Первая находка палеолитического времени относится к 1930 г. На левом берегу Днепра в устье балки Маркусовой Э. И. Федоровичем были собраны орудия, относящиеся к эпохе палеолита.
В 1931 году впервые создаются целевые отряды: палеолитический, неолитический, самарский. Для руководства палеолитическим отрядом был приглашен Иван Федорович Левицкий, которому современное палеолитоведение обязано открытием и исследованием стоянок Порожинского Днепра. Вместе с Левицким в раскопках принимали участие сотруд-ники Харьковского исторического музея Н. Г. Авраменко и Т. Т. Тесля. Раскопки проводились в балках: Кайстровой, Дубовой и Осокоровой. Исследованные памятники входят в Вовнигскую группу позднепалеолитических поселений, на которых И. Ф. Левицким были открыты земляночные и наземные жилища со сложными очажными сооружениями, кострищами и ямками. Научное значение открытий стоянок в этих балках огромно, т. к. было опровергнуто мнение о редкости памятников этого периода на территории Восточной Европы. К сожалению, коллекции утеряны и лишь небольшая часть хранится в Одесском археологическом музее.
В 1932 г. И. Ф. Левицким был исследован ряд позднепалеолитических местонахождений: балка Жучья, устье балки Звонецкой, у села Майорка, у села Волосское и у хутора Грушеватого. Но самым интересным было открытие первого раннепалеолитического памятника — мустырской стоянки в балке Сажевке, в окрестностях Старых Кодак. В письме к Д. И. Яворницкому Аркадий Викторович Добровольский (1885—1956 гг.), обнаруживший эту стоянку, писал: «…памятник очень раннего, еще не известного типа». В 1934— 1935 гг. ее детально исследовал Т. Т. Тесля. Этой стоянке посвящена большая археологическая, геологическая и палеонтологическая литература. К сожалению, в ДИМе нет ни одного предмета из раскопок А. В. Добровольского и Т. Т. Тесли в этом районе. В фондах музея имеется небольшая коллекция сборов В. Оплаты, местного краеведа.
В сентябре 1932 г. в устье реки Суры были начаты раскопки Ямбургской палеолитической стоянки, о которой автор раскопок И. Ф. Левицкий писал как о явлении, «…которое в пределах СССР и далеко на Западе Европы еще не имело равноценных параллелей». Основная часть коллекции утеря-па в годы войны, небольшая часть хранится в Киеве. В на-шем музее имеется 30 единиц из раскопок ИА АН УССР 1946 года, а также оборы любителей археологии: Привалова А. И. (1968 г.) и Польского В. А. (1978 г.).
Причиной тотальной утери уникальных находок является по только Великая Отечественная война, в период которой многое было утрачено, но и волевое решение Управления Наукой НК Проса УССР о разделении коллекций. Возражения Д. И. Яворницкого были отклонены, И в результате материалы оказались не только в Запорожье и Днепропетровске, но и в Киеве, Одессе, Харькове.
В 1933 г. А. В. Добровольским была обнаружена еще одна стоянка в Кайстровой балке — Кайстровая балка IV. Это единственный памятник Надпорожья, давший в результате раскопок массовый материал. Основная часть коллекции хранится в Одесском археологическом музее. В экспозиции нашего музея хранится 12 предметов из этой коллекции. (І. I). Смирнов отмечает близость этой стоянки к кавказским энлеолитическим памятникам.
В послевоенные годы В. М. Даниленко провел раскопки и урочище Круглик Запорожской области; И. Ф. Левицкий продолжил исследование стоянки в б. Осокоровке; А. В. Доб-ровольский проводил разведки.
Но после 1946 года раскопочные работы на территории края не проводились. В работе Станислава Васильевича Смирнова «Палеолит Днепровского Надпорожья» (1973 г.) указывается на 30 раннепалеолитических и 24 верхнепалеолитических местонахождений на территории края, большая часть которых (22 и 11) выявлена Александром Всеволодовичем Бодянским. Война помешала Александру Всеволодовичу закончить университет. Не призванный при жизни официальной наукой, этот человек каждый год шел в разведки по берегу Днепра от Днепропетровска до Запорожья и обратно. Им собраны большие коллекции, открыто много стоянок. Например, орудия труда со стоянки Ненасытец III близки палестинским и французским, где имел распространение классический ориньяк.
Вместе с А. В. Бодянским в разведках принимал участие Сергей Константинович Накельский, учитель истории, много свободного времени отдававший археологии.
Очень интересные находки (несколько отщепов и остроконечник) были найдены в 1961 г. на Комсомольском острове Н. Н. Карловым. Установить их место хранения не удалось.
Наконец, еще одно имя заслуживает внимания — Анатолий Трифонович Онищенко. Инженер по специальности много сил уделяет исследованию Днепра. У него собралась интересная палеонтологическая и антропологическая коллекции. Есть в этой коллекции даже зуб неандертальца.
Все приведенные факты говорят о том, что наш край богат стоянками эпохи каменного века. И в связи с тем, что в послевоенное время фактически не проводились ежегодные масштабные исследования, у археологов нет единого мнения относительно интерпретации зон верхнего палеолита. А. Д. Столяр считает, что памятники Днепропетровской обл. следует отнести к культурам приледниковой области; Н. Д. Праслов — к отдельно выделенной степной зоне.
Предстоит еще большая работа по исследованию памятников Приднепровья и выявлению стоянок по всей территории нашего края. Пока что. такой до конца не исследованной стоянкой является стоянка Романково (г. Днепродзержинск), которую исследовали Ирина Федоровна Ковалева — профессор, археолог ДГУ, покойная Людмила Петровна Елинова-Крылова, археолог ДИМа, и Сергей Константинович Накельский.
В ДИМе хранится, — как в фондах, так и в экспозиции, — часть предметов с этой стоянки, один из них, наиболее интересный — костяной наконечник дротика. Аналогов ему пока не обнаружено.

Автор: Семенчук Т. М., науковий співробітник ДІМу



Hosting Ukraine Проверка тиц