Днепропетровский национальный исторический музей

Византийская поливная керамика XI–XII вв. из Белгородки

В составе коллекции археологических материалов средневекового Белгорода (ныне с. Белгородка Киевской обл.) (НМИУ, кол. В 1) содержатся крайне редко фиксируемые на памятниках Среднего Поднепровья фрагменты византийской поливной керамики кон. XI–XII вв.

Коллекцию формируют материалы, происходящие из раскопок В. В. Хвойки 1909–1914 гг. Описываемые фрагменты обнаружены в ходе исследования двух помещений одного жилища, расположенного в 20 м к востоку от развалин храма се. Апостолов. Обломки поливных блюд находились в заполнении помещения 1, в помещении 2, по конструкции аналогичном первому, были обнаружены обломки трех амфор (Хвойко, 19:13,. с. 85) – широко распространенных в XII–XIII вв. сосудов с высокоподнятыми и дуговидными ручками.

Фрагменты принадлежали двум красноглиняным монохромным поливным блюдам, суммированные технолого-морфологические параметры которых являются следующими: низкий широкий кольцевой поддон; тонкие прямые стенки, оканчивающиеся слабопрофилированным венчиком; двустороннее покрытие ангобом и бледно-желтый цвет прозрачной поливы; орнаментация тонкой гравированной линией, представляющая концентрическую композицию: для первого – из медальона в центре и двух орнаментальных поясов за ним, фрагментированность второго представления о декоративной основе не дает. Форма сосудов – односоставная, открытая.

Аналогичное белгородским фрагментам днище блюда «было обнаружено в 1990 г. в Киеве при исследовании постройки XII–XIII вв. по ул. Героев Триполья, 24 (МИК, инв. № А 4913/59). Помимо ряда сближающих их черт, обращает внимание наличие на обеих экземплярах поливы в месте соединения днища с поддоном.

Расширенный круг аналогии составляют материалы Херсонеса (Якобсон, 1979); Керчи (Макарова, 1967); Таманского городища (Макарова, 1967; Финогенова, 1986); Саркела (Шелковников, 1959); придунайских поселений (Диногетия, Перник, Дядово) (Barnea, 1967; Чангова, 1992; Djadovo).

Наиболее многочисленны находки керамики подобного вида в Коринфе, где хронологические рамки ее бытования укладываются в отрезок, включающий период правления Алексея I Комнина (1081–1118) и Мануила I Комнина (1143–1180) (Morgan, 1942). Ее присутствие отмечается также в материалах Афинской Агоры (Frantz, 1938). Большого Дворца Константинополя (Stevenson, 1947), Спарты (Dawkins-Droop, 1910), хронологически соответствуя дате, полученной в Коринфе.

Обширный материал для аналогии дали подводные исследования в районе о. Пелагонес (Северные Спорады) у берегов Греции. Представленный большим количеством целых форм комплекс кораблекрушения продатирован «серединой XII в., с крайней хронологической границей времени правления Мануила І» (Ioannidaki-Dostoglou, 1989).

Наличие в пелагонесском материале блюд, аналогичных обнаруженным в Белгородке (обращает на себя внимание мелковыемчатая поверхность края венчика и характерный ритм орнамента), может служить достаточным основанием для установления вероятной даты поступления керамики этого вида на древнерусскую периферию по аналогии с пелагонесской.

Сопоставление материалов исследованного в Белгородке жилища (фрагменты византийской поливной керамики, обломки амфор) дает возможность с достаточной определенностью «судить о хронологии комплекса в целом.

В. И. Булгакова (Київ)

Джерело: Регіональне і загальне в історії: Тези міжнародної наукової конференції, присвяченої 140-річчю від дня народження Д.І.Яворницького та 90-літтю XIII Археологічного з’їзду (9 листопада 1995 р.). Дніпропетровськ, 1995. — 328 с.



Hosting Ukraine Проверка тиц